МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Чеченцы « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

 Чеченцы (самоназвание Нохчий в ед. числе — Нохчо) — народ Северного Кавказа, основное население Чечни.

Этноним «чеченцы» — северокавказского происхождения. Есть несколько версий происхождения этнонима, одна из них: от названия селения Чечен-аул. Однако, этноним «чечен» существовал среди чеченцев задолго до основания Чечен-Аула, так «Чечан» было одним из крупных чеченских обществ. Есть схожие этнонимы, к примеру, Сесан или Сасан, название одного из чеченских обществ. Кабардинцы называют их шашен, осетины — цæцæн, аварцы — буртиял, грузины — кисты, дзурдзуки, цанары.

Теории происхождения чеченцев

Проблема происхождения и наиболее раннего этапа истории чеченцев остаётся окончательно не выясненной и дискуссионной, хотя их глубокая автохтонность на Северо-Восточном Кавказе и более обширная территория расселения в древности представляются вполне очевидными. Не исключено массовое передвижение протовайнахских племён из Закавказья на север Кавказа, но время, причины и обстоятельства этой миграции, признаваемой рядом учёных, остаются на уровне предположений и гипотез. Существует несколько версий:
1. Потомки хурритских племён (ср. разделение на тейпы), ушедших на север (Грузия, Северный Кавказ). Это подтверждается как сходством чеченского и хурритского языков, так и схожими легендами, и практически полностью идентичным пантеоном богов.
2. Потомки тигридского населения, автохтонного народа, обитавшего в районе Шумера (р. Тигр). Чеченские тептары пунктом исхода чеченских племён называют Шемаар(Шемара), далее Нахчуван, Кагызман, Север и Северо-Восток Грузии и наконец Северный Кавказ. Однако, скорее всего, это относится лишь к части чеченских тукхумов, так как маршрут расселения других племён несколько иной, к примеру, шаройские культурные деятели указывают на Ленинаканский(Шаройский) район, то же можно сказать и о некоторых кланах Чеберлоя, таких, как Хой(«хъо» — стража, дозор) (г. Хой в Иране). Все попытки изучения происхождения чеченцев приводят к хурритам, шумерам, автохтонам Передней Азии. Что опять-таки схоже с чеченской легендой об исходе из Шемара.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Большинство чеченцев принадлежат к шафиитскому мазхабу суннизма.

Сохранились почитание гор, деревьев, рощ и т. д. Основными божествами домусульманского пантеона были бог солнца и неба Дела, бог грома и молнии Села, покровитель скотоводства Галь-ерды, охоты — Елта, богиня плодородия Тушоли, бог загробного мира Эштр и др. Ислам проникает в Чечню с XIII века через Золотую Орду и Дагестан. Полностью чеченцы обращены в мусульманство к XVIII веку.

Суфийский ислам среди чеченцев представлен двумя тарикатами: накшбандийа и кадирийа, в свою очередь делящимися на мелкие религиозные группы — вирдовые братства, общее количество которых достигает у чеченцев тридцати двух.

 Господствующей формой общины была соседская, состоящая из семей как чеченского, так иногда и иноэтнического происхождения. Она объединяла жителей одного крупного или нескольких мелких поселений. Жизнь общины регулировалась сходом (кхел — «совет», «суд») представителей родовых подразделений (тайп). Он решал судебные и другие дела общинников. Сход всей общины («общинный кхел») регулировал пользование общинными угодьями, определял сроки пахоты и сенокоса, выступал посредником при примирении кровников и др. В горах сохранялись и родовые поселения, подразделявшиеся на более мелкие родственные группы (гар), а также крупные объединения тайпов (тухумы), различавшиеся особенностями говоров. Существовали рабы из невыкупленных военнопленных, которые за долгую службу могли получить от хозяина землю и право заводить семью, но и после этого оставались неполноправными общинниками. Большое значение сохраняли обычаи гостеприимства, куначества, побратимства, родовой и соседской взаимопомощи (белхи — от «болх», «работа»), кровной мести. Наиболее тяжкими преступлениями считались убийство гостя, прощённого кровника, изнасилование и др. Вопрос об объявлении кровной мести решался старейшинами общины, возможность и условия примирения решались на общих сходах. Мщение, наказание, убийство не могли происходить при женщине, более того, бросив платок с головы в середину сражающихся, женщина могла остановить кровопролитие. Сохранялись обычаи избегания в отношениях между мужем и женой, зятем и родственниками жены, снохой и родственниками мужа, родителями и детьми. Местами сохранялись многожёнство, левират. Родовые объединения не были экзогамны, браки запрещались между родственниками до третьего колена.

Наверх

Ремесла и промыслы

Традиционные земледельческие культуры — ячмень, пшеница, просо, овёс, рожь, лён, фасоль и др. Позже стали выращивать кукурузу, арбузы. Были развиты садоводство и огородничество. Пахотные орудия — плуг (гота), полозное орудие (нох). Была распространена трёхпольная система. В горных областях было развито отгонное овцеводство. На равнинах разводили крупный рогатый скот, использовавшийся в том числе в качестве рабочей силы. Разводили также породистых лошадей для верховой езды. Между горными и равнинными районами Чечни существовала хозяйственная специализация: получая хлеб с равнины, горные чеченцы сбывали взамен излишки скота.

Важную роль играли кустарные промыслы. Большой популярностью пользовалось чеченское сукно, производившееся в Грозненском, Веденском, Хасавюртовском, Аргунском округах. Повсеместное распространение имели обработка кожи, изготовление войлочных ковров, бурок и других войлочных изделий. Центрами оружейного производства были селения Старые Атаги, Ведено, Дарго, Шатой, Джугурты и др., гончарного — селения Шали, Дуба-Юрт, Старый-Юрт, Новый-Юрт и др. Были развиты также ювелирное и кузнечное ремесло, горный промысел, производство шёлка, обработка кости и рога.

Наверх

Традиционное жилище

Горные селения имели беспорядочную скученную планировку. Были распространены двухэтажные каменные дома с плоской крышей. В нижнем этаже помещался скот, в верхнем, состоявшем из двух комнат, — жильё. Многие селения имели жилищно-оборонительные башни в 3—5 этажей. Поселения на равнине были крупными (500—600 и даже до 4000 дворов), растянутыми вдоль дорог и рек. Традиционное жилище — турлучное, состояло из нескольких комнат, вытянутых в ряд, с отдельными выходами на террасу, проходившую вдоль дома. Основная комната принадлежала главе семьи. Здесь находился очаг и протекала вся жизнь семьи. К ней пристраивались комнаты женатых сыновей. Одна из комнат служила кунацкой, либо для неё ставили специальную постройку во дворе. Двор с хозяйственными постройками обычно обносился забором. Отличительной чертой интерьера чеченского жилища было почти полное отсутствие мебели: сундук, низкий столик на трёх ножках, несколько скамеек. Стены увешивались шкурами, коврами, на них развешивалось оружие, пол покрывался циновками. Очаг, надочажная цепь, зола считались священными, неуважение к ним влекло кровную месть и, наоборот, если даже убийца хватался за надочажную цепь, он получал права родственника. Надочажной цепью клялись и проклинали. Хранительницей очага считалась старшая женщина. Очаг делил комнату на мужскую и женскую половины.

Наверх

Традиционная одежда

Шерстяные ткани были нескольких сортов. Высшего качества считалась ткань «исхар» из шерсти ягнят, низшего — из шерсти дойных овец. Не позднее XVI века чеченцам было известно производство шёлка и льняного полотна. Традиционная одежда имела много общего с общекавказским костюмом. Мужская одежда — рубаха, штаны, бешмет, черкеска. Рубаха — туникообразного покроя, воротник с разрезом спереди застёгивался на пуговицы. Поверх рубахи надевали бешмет, подпоясанный поясом с кинжалом. Черкеска считалась праздничной одеждой. Черкески шились отрезными по талии, расклёшенными книзу, до пояса застёгивались металлическими застёжками, на грудь нашивались газырницы. Штаны, суженные книзу, заправлялись в ноговицы из сукна, сафьяна или овчины. Зимняя одежда — овчинная шуба, бурка (верта). Мужскими головными уборами были высокие, расширяющиеся кверху папахи из ценного меха. Пастухи носили меховые шапки. Имелись и войлочные шляпы. Шапка считалась олицетворением мужского достоинства, сбивание её влекло кровную месть.

Основными элементами женской одежды были рубаха и штаны. Рубаха имела туникообразный покрой, длину иногда ниже колен, иногда — до земли. Ворот с разрезом на груди застёгивался на одну или три пуговицы. Верхней одеждой был бешмет. Праздничной одеждой служила «гIабли» из шёлка, бархата и парчи, шитая по фигуре, со скошенными бортами и застёжками до пояса, из которых застёгивались только нижние. Поверх рукавов пришивались свисающие лопасти (тIемаш). ГIабли носили с нагрудником и поясом. В качестве праздничной обуви женщины носили туфли на каблуке с глухим носком без задника.

Женские головные уборы — большие и малые платки, шали (кортали), один конец которых спускался на грудь, другой — закидывался назад. Женщины (преимущественно пожилые) под платок надевали чухту — шапочку с опускавшимися на спину мешочками, в которые укладывались косы. Цвет одежды определялся статусом женщины: замужняя, незамужняя или вдова.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

Пища весной преимущественно растительная, летом — фрукты, молочные блюда, зимой — в основном мясные. Повседневная пища — сискал-берам (чурек с сыром), супы, каши, блинчики (шури чIепалI-aш), у более состоятельных — къалд-дяттий (творог с маслом), жижа-галнаш (мясо с галушками), мясной бульон, лепёшки с сыром, мясом, тыквой и др.

Наверх

Фольклор

Разнообразны формы фольклора: предания, легенды, сказки, песни, эпические сказания (нарт-ортсхойский эпос, эпос илли и др.), танцы. Музыкальные инструменты — гармоника, зурна, бубен, барабан и др.

Три брата, три облака, три волшебных коня и три княжеские дочери

В старой сакле жил бедняк. Было у него три сына. Все вместе ходили они в горы валить для князя лес. Однажды старик простудился и слег. Чувствуя, что больше ему не подняться, позвал сыновей, усадил перед собою и сказал:
— Пришла нам пора расстаться. По мне не горюйте. Живите дружно. Пусть каждый помнит: плохим быть легко, трудно быть хорошим. А на могилу мою положите большой кусок каменной соли. Да не забывайте наведываться туда.
Отец умер. Сыновья похоронили его с почестями, потом раздобыли глыбу соли, обтесали и поставили на могилу. Каждый день кто-нибудь из троих наведывался на могилу отца. И стали братья замечать, что глыба соли день ото дня становится все меньше и меньше. Старший сын предложил:
— Надо ночью посторожить отцову могилу. Видно, наша соль кому-то пришлась по вкусу.
Братья согласились.
Первым отправился старший брат. Пришел к могиле, измерил веревочкой высоту соляной глыбы, завязал узелок для памяти. Затем расстелил старенькую бурку, прилег и ждет. Ждал-ждал, а только стемнело — не выдержал и уснул.
Так было три ночи подряд.
На четвертый день, прежде чем вернуться домой старший брат достал веревочку, приложил и заметил, что соляная глыба уменьшилась.
Вторым отправился сторожить соль средний из братьев. Пришел к могиле, измерил веревочкой высоту глыбы, завязал узелок для памяти. Затем расстелил старенькую бурку, прилег и ждет. Ждал-ждал, уже и ночь наступила, а он все крепится, чтобы не уснуть. Но в полночь не выдержал и заснул.
Так было три ночи подряд.
На четвертый день, собираясь домой, средний брат достал веревочку, приложил и заметил, что соли стало меньше.
Третьим отправился младший из братьев — Али. Пришел к могиле, но измерять глыбу не стал, а вынул лук, выбрал стрелу покрепче, положил старенькую бурку на землю, сел и ждет. Ждал-ждал, уже и полночь миновала, но никого нет. Али сидит, не выпускает лука из рук. И только светать начало, глядит — надвигается с горы черное облако и опускается на могилу.
Али закричал:
— Эй ты, черное облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!
А черное облако все ниже и ниже опускается на землю.
Али натянул тетиву и выпустил стрелу. Попал прямо в середину облака.
Облако превратилось вдруг в коня черной масти. Вот кому наша соль по вкусу пришлась! Видно, волшебные кони не меньше простых любят соль лизать ,- сообразил Али. Бросился он к черному коню и вскочил на него. Конь тут же взмыл вверх и семь раз облетел небо из конца в конец. Потом опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:
— Теперь-то на мне нет ни песчинки! Али возразил:
— Кроме меня, джигита! Черный конь понял, что седок попался не из робких. Придется ему покориться.
— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я буду тебе нужен, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился,- сказал черный конь.
Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и черный конь умчался прочь.
На вторую ночь Али снова сел на бурку сторожить могилу. Когда начало светать, глядит — надвигается с горы белое облако.
Али закричал:
— Эй ты, белое облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!
А белое облако все ниже опускается на землю. Али натянул тетиву и выпустил стрелу, которая попала прямо в середину облака. Вдруг оно превратилось в коня белой масти. Этому коню тоже соли захотелось ,- подумал Али. Не теряя ни мгновения, он бросился к белому коню и вскочил на него верхом. Волшебный конь тут же взмыл вверх и двадцать семь раз облетел небо из конца в конец. Потом конь опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:
— Теперь-то на мне нет ни песчинки! Али возразил:
— Кроме меня, джигита!
Белый конь понял, что седок попался не из робких. Придется ему покориться.
— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я понадоблюсь тебе, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился, — сказал белый конь.
Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и белый конь умчался. Али ьзапрятал белый волос туда, где лежал у него черный.
На третью ночь опять сел на бурку сторожить могилу. Только начало светать, глядит — надвигается с горы красное облако.
Али закричал:
— Эй ты, красное облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!
А красное облако все ниже опускается на землю.
Али натянул тетиву и выпустил стрелу, которая попала прямо в середину облака. Вдруг оно обратилось в коня рыжей масти.
И ты повадился соль лизать! — воскликнул Али, вскочил на него верхом и обеими руками вцепился в гриву. Конь с места взмыл вверх и восемьдесят три раза облетел небо из конца в конец. Потом опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:
— Теперь-то на мне нет ни песчинки!
Али возразил:
— Кроме меня, джигита!
Рыжий конь понял, что седок попался не из робких. Придется ему покориться.
— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я понадоблюсь тебе, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился,- сказал рыжий конь.
Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и рыжий конь умчался прочь. Али запрятал рыжий волос туда, где у него лежали белый и черный, и пошел домой. Ничего не стал он братьям рассказывать, а только сказал, что соль на могиле отца никто больше не тронет. Пока Али сторожил могилу, до их аула дошел слух, что князь той стороны
выдает замуж трех своих дочерей. Свататься может каждый, но получит
княжескую дочь лишь тот, кто победит в состязаниях с другими джигитами.
Старшие братья решили поехать и попытать счастья. Оседлали они своих коней и отправились. Али с собой они не взяли:
— Нельзя втроем на двух конях ехать, засмеют нас. А третьего коня у нас нет. Да и делать тебе там нечего — куда тебе тягаться с лучшими джигитами!
Али ничего не сказал в ответ. Когда братья были уже далеко от дома, он достал черный волос и потер его в руках. Тут же перед ним появился черный конь.
— Готов служить тебе, Али. Куда ехать велишь?
— К замку княжескому,- коротко молвил Али.- Только поезжай по дороге, не надо по небу лететь.
Черный конь рванулся по узкой горной дороге. Он догнал и оставил позади старших братьев Али. Те почтительно ответили незнакомому всаднику на приветствие, посмотрели вслед, и средний брат сказал:
— Как похож этот всадник на нашего брата Али!
А младший брат все скакал вперед. Спорил с ветром черный конь, высекал из камней искры, а на крутых поворотах, где Али пытался его придержать, покусывал удила от нетерпения.
И вот добрались они до владений князя. Подъезжая к замку, Али ожидал увидеть толпу джигитов. Но площадь перед замком пустовала. Только у входа в замок в кресле сидел старый князь и грел на солнце свои старые кости. Рядом с ним стояла стража — два воина с саблями. Али поздоровался с князем и спросил:
— А где остальные джигиты? Может быть, я слишком рано приехал?
— Ты опоздал, джигит,-сказал князь, с хитрой усмешкой поглядывая на Али.- Твои соперники уже давно в пути: два дня миновало, две ночи прошло, а теперь уж третий день на исходе.
— Светлый князь, куда они скачут? Сказал бы ты мне — глядишь, я их догоню.
Князь пожал плечами, но ответить ответил:
— Есть у подножия горы Казбек родник. Рядом с ним большое грушевое дерево растет, а под деревом кувшин стоит. В том кувшине — кольцо моей старшей дочери. Кто первым туда доскачет, кольцо достанет и сюда привезет, тому и быть женихом.
Пришпорил Али своего волшебного скакуна. Черный конь устремился в ту сторону, куда третьего дня ускакали соперники. Теперь он не бежал по дороге, а летел по воздуху, обгоняя ветер. И часу не прошло — настиг Али всех джигитов. Обогнал их, добрался до Казбека, нашел родник с грушевым деревом, а под грушевым деревом — кувшин с кольцом. Взял кольцо и повернул обратно. Солнце стояло еще высоко, когда Али вернулся к замку княжескому с кольцом в руке. Князь удивился, но уговор нарушать не стал.
— Достоин ты моей старшей дочери. Но свадьбу я справлю всем трем дочерям сразу. Возвращайся к себе домой и жди. Когда у всех дочерей будут женихи, я объявлю. Тогда и приезжай.
Старшие братья видели, как всадник на черном коне отдавал старому князю кольцо, но не узнали Али. Сами они только-только подъехали.
— Упустили мы старшую дочь,- сказал средний брат.- Надо завтра пораньше встать. Может, средняя достанется одному из нас.
И поворотили коней домой. Приехали, а младший брат уже там — хлопочет у сакли, крышу чинит, будто и не думал со двора отлучаться. Увидел братьев и спрашивает:
— Чей конь пришел сегодня первым? Кто станет женихом старшей дочери князя?
— А зачем тебе это знать? Ведь ты еще молод! По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел, — услышал Али в ответ.
На рассвете братья снова стали седлать коней. И опять не взяли Али.
лько они выехали из аула, Али достал белый волос и потер его в руках.
Явился к нему белый конь:
— Готов служить тебе, Али. Куда ехать прикажешь?
Юноша рассказал, что намерен потягаться с теми джигитами, которые будут сегодня свататься к средней дочери князя.
— Поедем к замку княжескому, — приказал он коню.- Только поезжай по дороге, не надо по небу лететь.
Белый конь рванулся по узкой горной дороге. Он догнал и оставил позади старших братьев Али. Те почтительно ответили неизвестному всаднику на приветствие, посмотрели вслед, и средний брат опять сказал:
— Как похож этот всадник на нашего брата Али!
А младший брат все скакал вперед. Спорил с ветром белый конь, высекал из камней искры. На крутых поворотах, где Али пытался его придержать, покусывал удила от нетерпения.
Двор князя был полон народу. Джигитов понаехало видимо-невидимо. Каждый мечтал взять в жены девушку-красавицу, среднюю дочь князя. А князь объявил:
— Женихом будет только тот джигит, который на своем коне быстрее всех взберется вон на ту гору и доставит мне перо из орлиного гнезда.
Смутились джигиты: гора была отвесная, нигде ни деревца, ни кустика, ни выступа — удержаться не за что, коню ступить некуда. А гнездо находилось на самой вершине горы, скрытой за тучами. Али тоже засомневался, сможет ли на такую гору взобраться. Но белый конь успокоил его:
— Я вырвусь вперед из толпы и мигом на гору взлечу. Только ты вцепись в гриву покрепче, хлестни меня кнутом, чтобы круп мой горел, гикни громче шестидесяти трех джигитов.
Али вцепился в гриву, крепко сжал своего скакуна ногами. Как только был подан знак, белый конь вырвался из толпы. Али хлестнул его кнутом, чтобы круп горел, гикнул громче шестидесяти трех джигитов. Конь устремился  верх, по отвесной каменной стене. Ступит передними ногами — тропу высечет, ступит задними ногами — широкую дорогу вырубит. Вмиг доставил конь своего седока на вершину горы, к орлиному гнезду. Джигит взял из гнезда орлиное перо, спустился с горы и вручил его князю. Князь удивился, но нарушать уговор не стал:
— Достоин ты моей средней дочери. Но свадьбу я справлю всем трем дочерям сразу. Возвращайся к себе домой и жди. Когда у всех трех дочерей будут женихи, я объявлю. Тогда и приезжай.
Старшие братья видели, как всадник на белоснежном коне отдавал князю орлиное перо, но разглядеть Али не успели.
— Упустили мы и среднюю дочь,- сказал один из них другому.- Надо завтра еще раньше подняться. Может, хоть младшая дочь достанется кому-то из нас.
Поехали они к себе в аул. Али был уже дома и сделал вид, что никуда уезжать и не думал. Он встретил их вопросом:
— Какой джигит победил сегодня? Кому быть женихом средней дочери князя?
И услышал вчерашний ответ:
— А зачем тебе это знать? Ведь ты еще молод. По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел.
На третий день братья поднялись, когда светать не начинало. Али еще спал. Они оседлали коней и выехали из аула.
Только скрылись братья вдали, Али потер рыжий волос, и к нему тут же явился рыжий конь:
— Готов служить тебе, Али. Куда ехать прикажешь?
Али сказал, что хочет помериться силами с теми джигитами, какие приедут сегодня за младшей дочерью князя.
— К замку княжескому поедем; только вези меня по дороге, не надо по небу лететь,- попросил джигит рыжего коня.
Помчались они в сторону замка. Обогнали старших братьев Али. Те почтительно ответили на приветствие, и средний брат опять удивленно сказал:
— Как похож этот всадник на нашего брата Али!
А младший брат все скакал вперед. Спорил с ветром рыжий конь, высекал из камней искры; на крутых поворотах, где Али хотел его придержать, покусывал удила от нетерпения.
Когда добрались до княжеского замка, было еще совсем рано. Но во дворе уже толпились джигиты: многие приехали из дальних краев и ночевали здесь.
Вот появились и старшие братья, но в сутолоке они не заметили Али.
Наконец из замка показался князь. Подошел к джигитам, молча оглядел их и только потом заговорил — громко, чтобы всем было слышно:
— Женихом младшей дочери я объявлю того джигита, который на всем скаку достанет барана из колодца глубиною в шестьдесят три локтя .
Соперники смутились, подались назад. Толпа заволновалась, зашумела: мыслимое ли дело в узкий колодец на коне въехать? Нет, видно, князь решил младшую дочь замуж не выдавать. Так бы и сказал сразу, зачем требовать от джигитов непосильного дела? Али тоже взяло сомнение, но рыжий конь его успокоил:
— Ничего, я и не такое видел. Не жалей моих боков, ударь меня кнутом; и гикни так, чтобы не только люди, но и деревья к земле припали. Да держись покрепче.
Али вцепился в гриву покрепче, ударил коня кнутом, гикнул что было сил: и люди, и деревья к земле припали.
Конь вынес седока из толпы и подлетел к тому колодцу, в который княжеские слуги опустили барана. Передними ногами конь принялся землю взрывать, а задними — разбрасывать ее в стороны. В два счета до самого дна добрался. Али схватил барана за рог и повернул обратно. Уже было выбрался из колодца, но бараний рог вдруг обломился, и баран упал обратно в колодец.
Младшая дочь князя сидела у окна и видела все. Когда Али уронил барана, она закричала ему:
— Хватай барана за шерсть!
Али послушался ее совета, вернулся в колодец, запустил руку в шерсть, схватил барана и поднялся из колодца. Бросил барана к ногам князя, и князь сказал:
— Вот кто достоин руки моей самой любимой дочери. Теперь будем готовиться к свадьбе. Быть ей через три дня. Приезжай, удалец.
Али ускакал на своем рыжем коне, а за ним потянулись остальные джигиты.
Когда братья вернулись в родной аул, Али хлопотал во дворе как ни в чем не бывало. И снова спросил, словно никуда не ездил и ничего не знает:
— Кто сегодня победил в состязании? Кого объявили женихом младшей дочери?
— А к чему тебе это знать? Ведь ты еще молод. По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел.
Тут Али не сдержался. Достал черный волос, потом белый и рыжий, потер их в руках, и сразу появились все три коня: черный, белый и рыжий. Братья ахнули от удивления.
— Что вы теперь скажете? — сказал Али старшим братьям.
Братья смешались, покраснели, стали просить Али не обижаться на них.
Али ответил:
— Поздненько вы спохватились. Отец наказывал нам жить дружно. А вы забыли его наказ, только о себе заботились, только себя джигитами считали.
Но я не забыл отцовы слова: Плохим быть легко, трудно быть хорошим . Я поступлю, как повелел нам отец. Мы братья, и я обойдусь с вами по-братски.
Выбирайте себе по коню, а когда поедем на свадьбу, каждый выберет девушку, какая придется ему по душе и которой он сам понравится.
Так и сделали. Через три дня князь объявил, что начинается свадьба. Али поехал к нему вместе с братьями — на черном, белом и рыжем конях. Князь взглянул на коней и признал женихов. Старший брат выбрал старшую дочь, средний — среднюю, Али выбрал младшую. Она ему показалась самой красивой и доброй. Али не забыл, как она своим советом помогла ему барана из колодца добыть.
Три дня длилась свадьба. Потом братья собрались домой, сели на коней, посадили княжеских дочерей впереди себя. Князь одарил их подарками и проводил в путь-дорогу.
И поехали они в свой аул: Али — впереди, на рыжем коне, средний брат — за ним, на белом коне, и старший — чуть поодаль, на черном коне.
Вернулись они домой и стали жить-поживать.

Верные друзья Мовсур и Магомед

Жили два друга — Мовсур и Магомед. Сдружились они еще мальчишками.
Миновали годы, Мовсур и Магомед выросли, вместе с ними окрепла их дружба…
Но теперь они жили в разных аулах.
Однажды Мовсур вернулся с пастбища очень усталый и поспешил лечь спать. А во сне он увидел, будто красавица Жовар, дочь князя Мусы, который жил в трех месяцах пути от их аула, назначила день и сказала: Если ты сможешь добраться ко мне, то в этот день я уеду с тобой . Мовсур сорвался с постели, словно подстреленный олень. Было еще темно. Прошли только две части ночи, начиналась третья. Ночные звезды разбегались в разные стороны, уступая небо предутренним звездочкам.
Что за сон мне приснился? — подумал Мовсур.- Не может быть, чтобы в этом не было правды. Я должен разыскать дочь князя Мусы — иначе мне и джигитом называться нельзя .
До рассвета он уже не сомкнул глаз. Мать заметила, что он мало спал, но не стала ни о чем расспрашивать. Она только сказала:
— Сегодня я присмотрю за скотом. А ты можешь проведать своего друга Магомеда.
— Хорошо, я поеду к Магомеду, но если не вернусь ни сегодня, ни завтра, ты обо мне не беспокойся. Знай, что я отправился в дальнюю дорогу,- ответил Мовсур матери.
Он оседлал своего коня и поехал к другу. Дети бежали за ним и кричали:
— Мовсур едет к Магомеду!
А те, что жили рядом с Магомедом, подбежали к его окну и крикнули:
— К тебе едет Мовсур!
— Ассалам алейкум, Магомед!-сказал Мовсур.
— Ва-алейкум салам! — отвечал Магомед.
Он помог другу сойти с коня, повел его в дом, угостил. Потом Мовсур сказал:
— Приехал я звать тебя в путь-дорогу. Если согласен, то седлай коня, и мы поедем!
Магомед не спросил Мовсура: Куда мы едем? , и Мовсур не сказал Магомеду: Едем туда-то и туда-то . Они выехали и пробыли в пути восемьдесят семь дней и восемьдесят семь ночей. Восемьдесят восьмой вечер застал их в густом лесу. Уже стемнело, когда они выехали на узкую тропинку. Тропинка привела их к чьей-то коновязи. Рядом из-под земли валил дым. Друзья слезли с коней, привязали их, подошли к тому месту, откуда валил дым, и заметили там ступеньки, ведущие в подземелье. Спустились вниз и очутились в просторной комнате. Людей в комнате не было, но посредине стоял стол, уставленный разными блюдами, из которых поднимался пар.
Ни Мовсур, ни Магомед не спросили, что это такое. Они сели за стол, поели и легли спать. Прошло немного времени, и в печную трубу закричал кто-то снаружи.
— Я здесь! — ответил человеческий голос из комнаты.
Казалось, заговорил стол, потому что, кроме Мовсура и Магомеда, в
комнате никого не было.
Мовсур уже спал крепким сном. Неизвестные голоса услышал только Магомед. Он все гадал; Куда это мы едем? — и не мог заснуть. А невидимый опять крикнул:
— Я не могу пойти с тобой. У меня ночуют чужеземные гости. Надо их сначала в путь про-водить. Ступай один!
Снаружи отвечали:
— Твои гости проделали путь в три месяца. Один из них увидел во сне красавицу Жовар, дочку князя Мусы. Она назначила день, когда он должен прийти за ней. Живет князь за нашим морем. Завтра они подъедут к этому морю.
Если они срежут ветку дуба, растущего у самой воды, и бросят ее в море, то она превратится в мост. По мосту они смогут переехать через море. На другом берегу моря они увидят дом, а в том доме живет старуха. Она поможет им добыть княжескую дочь. Но тот, кто услышит эти мои слова и расскажет о них другому,- тот превратится в кусок льда.
Голоса смолкли. Магомед долго еще ворочался, потом и он уснул.
Рано утром друзья проснулись и пошли смотреть своих коней. А коней кто-то расседлал, стреножил, и они всю ночь паслись на зеленой поляне. Мовсур и Магомед переглянулись, но не сказали друг другу ни слова. Оседлали они коней, потом вернулись в подземелье, чтобы попрощаться с хозяином, но он так и не показался. А стол опять был уставлен блюдами. Друзья поели, вышли из подземелья, сели на коней и пустились в путь.
Приехали они к морю, о котором ночной голос упоминал. Остановились.
Куда ни посмотришь — всюду вода. И только далеко впереди узенькой полоской виднеется другой берег моря. Ни один из друзей не сказал: Через это море не переплывешь! Мовсур хотел въехать в воду на коне. Но Магомед удержал его. Он глянул вокруг, увидел на берегу большой дуб, подъехал к нему, вынул кинжал срезал ветку побольше и бросил в море. Тотчас перед ними вырос мост. Друзья поехали по нему. Подъезжая к другому берегу, заметили под скалой маленький домик. У домика стояла старуха.
— Да будет день твой хорошим, нани! Гости едут к тебе: верные друзья Мовсур и Магомед,-сказали джигиты.
— Да будет путь ваш благополучным! — приветливо отвечала старушка. -А я
про вас знаю. С самого утра на море поглядываю — не покажетесь ли. Вовремя вы подоспели. Ведь завтра кончаются три месяца — срок, который дочь князя Мусы назначила Мовсуру. Не приехали бы вы сегодня — пришлось бы уезжать ни с чем.
Всадники слезли с коней, привязали их к коновязи и вошли в старушкин домик. Она подвела их к окну и говорит:
— Видите на пригорке дворцы? Хозяин их — сам князь Муса. У князя есть золотых дел мастера. Я схожу к ним и закажу кольцо для Мовсура. Магомед пойдет со мной. А ты, Мовсур, пройдись мимо того дворца, что поближе к нам. В нем живет дочь князя. Она уже знает, что ты здесь. Но за ней строго следят. Когда будешь идти мимо дворца, Жовар заметит тебя. Если она что-нибудь бросит из окна, ты подними и уходи поскорее. Да смотри не оглядывайся!
Старушка сходила с Магомедом к мастерам. Мастера взялись сделать кольцо для Мовсура. Когда старушка и Магомед вернулись домой, Мовсур уже дожидался их. В руке он держал золотое яблоко, яблоко ему из своего окна украдкой бросила Жовар.
— Мовсур,- сказала старушка,- этим яблоком Жовар дает тебе знать, что будет тебя ждать сегодня в яблоневом саду. Отправляйся вечером туда. Когда  Жовар выйдет в сад, сияние ее красоты озарит все вокруг, ночь превратится в день. А тебя потянет заснуть. Но ты смотри не засыпай.
Вечером Мовсур оделся получше, пробрался в сад князя Мусы и стал дожидаться Жовар. Когда у входа в сад показалась Жовар, ночь превратилась в день. А Мовсур был так ослеплен ее красотою, что тут же уснул. Жовар подошла к Мовсуру, посмотрела на него, посидела рядом, подождала, потом поднялась и говорит:
— Пора мне домой. Жаль, что ты не проснулся. Видно, устал в дороге!
Потом сняла с него шапку — чтобы он знал, что она была рядом, -положила на траву, а сама удалилась.
Мовсур проснулся. Сильно огорченный тем, что заснул, он подобрал свою шапку, вернулся к старушке и рассказал обо всем, что с ним приключилось.
Добрая старушка принялась его успокаивать.
— Не печалься, все уладится, — сказала она. — Но ты должен знать, что Жовар насильно хотят выдать замуж за одного княжеского сына. Больше тебе нельзя ходить к дворцу. Если отец Жовар увидит, он обо всем догадается и бросит нас всех в темницу. Посиди дома, а мы с Магомедом сходим за кольцом и постараемся повидать Жовар.
Когда они получили у мастеров кольцо и проходили мимо дворца, Жовар бросила из окна золотую гроздь винограда. Старушка принесла ее домой и сказала:
— Это значит, что сегодня вечером Жовар тебя ждет в винограднике. Когда пойдешь к ней, надень на палец это кольцо.
Едва стемнело, Мовсур пробрался в княжеский виноградник, где его ждала Жовар. Ее красота опять его ослепила. Он остановился как вкопанный, потом опустился на землю и заснул. Но на этот раз Жовар догадалась, почему он заснул. Видно, я его ослепляю ,- подумала она. Посидела рядом, а когда стало светать, сняла у Мовсура кольцо с пальца и ушла. Мовсур проснулся и опять поспешил к старушке.
— Не печалься, все будет хорошо, — успокоила его старушка. — Но я узнала, что князь Муса не хочет откладывать свадьбу. Неспроста Жовар сняла у тебя с пальца кольцо. Это значит, что она просит тебя увезти ее, потому что сегодня князь Муса намерен устроить свадьбу, выдать Жовар за князя, которого он выбрал ей в женихи.
Вечером старушка пошла на свадьбу, а друзьям наказала ждать ее в условленном месте.
В самый разгар свадьбы, когда все гости князя принялись танцевать лезгинку, старушка сделала знак Жовар. Девушка незаметно вышла за нею. Старушка повела ее туда, где их ждали Мовсур и Магомед.
Мовсур посадил Жовар рядом с собой на коня. Друзья попрощались с доброй старушкой, поблагодарили ее за помощь и поспешили в обратный путь. Не успели отъехать за ближайшую гору, как за ними началась погоня. Но беглецы уже были у моря, и Магомед бросил в воду дубовую ветку, которая у него была припасена. Перед ними тут же вырос мост. Как только друзья с невестой переехали на другой берег, мост исчез в волнах. Теперь погоня была не страшна.
Ховар спросила у Магомеда, как он сумел перекинуть через такое море мост. Но Магомед не мог ответить. Он промолчал.
Вот приехали они в знакомый лес и спустились в подземную комнату. Как и в первый раз, нашли в ней стол, накрытый для гостей. Поужинали и легли спать. Но Магомед и в эту ночь не сумел заснуть. Он вспоминал разговор, который услышал когда-то в этой комнате.
Во второй половине ночи, как и в первый раз кто-то снаружи крикнул в трубу. Магомед прислушался. Голос сказал:
— Твои гости вернулись с невестой. Они доберутся к себе домой и справят свадьбу, которая будет длиться три дня и три ночи. На четвертую ночь, когда жених и невеста уснут, из дыры в полу вылезет змей и задушит их. Тот, кто услышит эти слова и расскажет о них другим, превратится в кусок льда. Наутро отдохнувшие путники тронулись в путь. Хоть и была дорога длинная, но лошади были хорошие, они домчали их быстро.
Приехали втроем домой к Мовсуру. Мать Мовсура встретила их у ворот.
— Совсем я тебя заждалась, сын мой, теперь порадуюсь твоему счастью, -сказала она, обнимая его, красавицу невесту и верного друга Магомеда.
Сыграли они свадьбу. Когда свадьба кончилась, Магомед не уехал. Он сказал, что погостит еще несколько дней. Этому Мовсур был очень рад.
Ночью Магомед пришел и сел около двери комнаты Мовсура и стал ждать, что будет. В полночь, когда Мовсур и его молодая жена уснули, Магомед услышал какой-то шорох. Он открыл дверь и увидел, что пол комнаты приподнялся и оттуда показалась голова змея. Магомед не растерялся: он схватил свою саблю, вбежал в комнату и изрубил змея на куски.
Мовсур проснулся рано утром и увидел зарубленного змея, а возле него спящего Магомеда. Он бросился к другу, разбудил, попросил объяснить, как он узнал, что ночью к ним заберется змей. Магомед не хотел говорить, но, чтобы Мовсур не обиделся, рассказал ему все, что знал. И едва повторил слова, какие слышал в подземелье, как превратился в кусок льда и покатился по полу.
-Мой дорогой друг Магомед, без тебя я не хочу жить! — воскликнул Мовсур.
Он выхватил из ножен кинжал, приставил острием к своей груди и схватил кусок льда, чтобы ударить по кинжалу и пронзить себе сердце. Но удара не получилось. От первого прикосновения к рукоятке кинжала лед снова превратился в человека. Мовсур увидел перед собой живого и невредимого Магомеда.
Так и должно было случиться. Магомеда мог спасти только друг, готовый погибнуть вместе с ним. Мовсур доказал это и спас Магомеда.
И стали они жить-поживать, никогда уже не разлучались. И крепче их дружбы никто не знал.

 

Наверх

Язык и письменность

Чеченский язык относится к нахской ветви нахско-дагестанских языков, включаемой в гипотетическую синокавказскую макросемью. Распространён в основном в Чеченской Республике и в Хасавюртовском, Новолакском, Казбековском, Бабаюртовском и Кизилюртовском районах Дагестана, а также в Ингушетии и других регионах Российской Федерации и в Грузии, частично — в Сирии, Иордании и Турции.
Выделяются плоскостной, шатойский, аккинский (ауховский), чеберлоевский, шароевский, мелхинский, итумкалинский, галанчожский и кистинский диалекты. В фонетике для чеченского языка характерен сложный вокализм (противопоставление простых и умлаутированных, долгих и кратких гласных, наличие слабых назализованных гласных, большое число дифтонгов и трифтонгов), начальные сочетания согласных, обилие морфонологических чередований, прежде всего изменение гласных основы в различных грамматических формах (аблаут); в грамматике — шесть именных классов, многопадежное склонение; состав глагольных категорий и способы их выражения обычны для восточнокавказских языков. Для синтаксиса характерно широкое использование причастных и деепричастных конструкций.

Литературный чеченский язык сложился в 20 веке на основе плоскостного диалекта. Письменность на чеченском языке до 1925 года существовала на арабской основе, в 1925—1938 — на латинской, с 1938 — на основе русской графики с использованием одного дополнительного знака I (после разных букв имеет разное значение), а также некоторых диграфов (кх, аь, тІ и т. п.) и триграфов (уьй).

Соответствие чеченских алфавитов:

Современная
кириллица

Название
буквы

Латиница
1992-2000

Латиница
1925-1937

А а

а

A a, Ə ə

A a

Аь аь

аь

Ä ä

Ä ä

Б б

бэ

B b

B b

В в

вэ

V v

V v

Г г

гэ

G g

G g

ГӀ гӀ

гӀа

Ġ ġ

Gh gh

Д д

дэ

D d

D d

Е е

е

E e, Ie ie, Ye ye

E e, Je je

Ё ё

ё

Yo yo

 

Ж ж

жэ

Ƶ ƶ

Ž ž

З з

зэ

Z z

Z z

И и

и

I i

I i

Й й

доца и

Y y

J j

К к

к

K k

K k

Кх кх

кх

Q q

Q q

Къ къ

къа

Q̇ q̇

Qh qh

КӀ кӀ

кӀа

Kh kh

Kh kh

Л л

лэ

L l

L l

М м

мэ

M m

M m

Н н

нэ

N n, Ŋ ŋ

N n, Ŋ ŋ

О о

о

O o, Uo uo

O o

Оь оь

оь

Ö ö

Ö ö

П п

пэ

P p

P p

ПӀ пӀ

пӀа

Ph ph

Ph ph

Р р

рэ

R r

R r

С с

сэ

S s

S s

Т т

тэ

T t

T t

ТӀ тӀ

тӀа

Th th

Th th

У у

у

U u

U u

Уь уь

уь

Ü ü

Ü ü

Ф ф

фэ

F f

F f

Х х

хэ

X x

X x

Хь хь

хьа

Ẋ ẋ

X́ x́

ХӀ хӀ

хӀа

H h

H h

Ц ц

цэ

C c

C c

ЦӀ цӀ

цӀа

Ċ ċ

Ch ch

Ч ч

чэ

Ç ç

Č č

ЧӀ чӀ

чӀа

Ç̇ ç̇

Čh čh

Ш ш

шэ

Ş ş

Š š

Щ щ

щэ

Şç şç

Šč šč

Ъ ъ

чӀогӀа хьаьрк

 

Ы ы

ы

i

 

Ь ь

кӀеда хьаьрк

 

 

Э э

э

E e

E e

Ю ю

ю

Yu yu

Ju ju

Юь юь

юь

Yü yü

Jü jü

Я я

я

Ya ya

Ja ja

Яь яь

яь

Yä yä

Jä jä

Ӏ

Ӏа

J j

Y y

 Наверх