МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Таты « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Таты (варианты названий — кавказские персы, закавказские персы) — иранский этнос, проживающий в Азербайджанской Республике и Российской Федерации (преимущественно на юге Дагестана). Варианты самоназваний (в зависимости от региона) — тати, парси, даглы, лохиджихон.

Этноним «тат» имеет тюркское происхождение, в Закавказье используется со времён средневековья для обозначения местного персоязычного населения. Со временем этот этноним персы Закавказья стали сами применять в отношении себя. Термин «тат», «тати» в качестве самоназвания используется большинством татского населения Азербайджана и Южного Дагестана.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

 Верующие — мусульмане-шииты, незначительное количество суннитов. Изначально персы, как и подавляющее большинство других иранских народов, исповедовали зороастризм. После распространения Халифата, получил широкое распространение ислам.

Наиболее значительный праздник — Новруз.
По древнему обычаю, до наступления Новруза люди должны убирать в домах и вокруг, рассчитаться с долгами.
Традиционным ритуалом в Навруз является составление хафт сина(هفت سین) и хафт шин-а . Хафт син состоит из семи элементов, названия которых начинаются с буквы С (S или Sîn (س) в персидском алфавите). Хафт шин также состоит из семи элементов, названия которых начинаются с буквы Ш в персидском алфавите.
На праздничный стол складывали круглые лепёшки из пшеницы, ячменя, проса, кукурузы, фасоли, гороха, чечевицы, риса, кунжута и бобов. В Навруз приготовляют кушанья из семи, преимущественно растительных, продуктов, наиболее известным праздничным блюдом является сумаляк — блюдо из пророщенных ростков пшеницы.

Наверх

Ремесла и промыслы

Традиционные занятия сельского татского населения — пашенное земледелие, садоводство, пчеловодство, овощеводство, скотоводство. Главные культуры — пшеница, ячмень, кукуруза, горох, подсолнух, картофель, просо, рожь. Распространены большие виноградники и плодовые сады. Из домашнего скота держат овец, коров, лошадей, ослов, буйволов, изредка верблюдов.

Из ремёсел среди татов весьма развиты ковроделие, ручное ткачество, производство металлических изделий, чеканка, инкрустация. Очень большое развитие получило искусство орнамента, миниатюра .

Наверх

Традиционное жилище

Традиционные дома — одно- или двухэтажные — были обращены глухой стеной на улицу и строились из прямоугольных известняковых блоков или речной гальки. Крыша — плоская, с отверстием для каменного дымохода от домашнего очага. Верхний этаж дома предназначался для проживания, на первом располагались хозяйственные помещения (кухня и т. п.). В одной из стен жилой комнаты были предусмотрены ниши для хранения одежды, постельных принадлежностей, иногда посуды. Комнаты освещались лампадами или через световое отверстие в потолке. В быту использовалась низкая мягкая мебель, ковры, тюфяки. Для отопления использовали камины, печи и жаровни. Двор замкнутый, с садом. Во дворе устраивалась веранда (айван), располагался мощёный сток для проточной воды или небольшой бассейн, тендир, крытый загон для скота, курятник и конюшня.

Наверх

Традиционная одежда

 Традиционная женская одежда — длинная рубаха, шаровары навыпуск (шовол), длинное приталенное платье, верхнее распашное платье, платок и сафьяновые чувяки, мужская одежда — черкеска с кинжалом на поясе, папаха.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

 

Наверх

Фольклор

Устное народное творчество татов весьма богато. Развиты жанры национальной поэзии — рубаи, газели, бейты. Изучение персоязычных произведений средневековых поэтов Закавказья — Хагани, Низами— выявляет в них наличие ряда особенностей, присущих татскому языку.

Таты, за небольшим исключением, не имеют фольклора, который ощущался бы ими как отличный от азербайджанского — современный азербайджанский фольклор вырос, по-видимому, в известной степени на иранском субстрате .

Львиная доля

По лесу шел голодный лев, а навстречу ему брели волк и лиса. Увидев царя зверей, кинулись они наутек, но лев остановил их и предложил:
— Хотите, пойдем на охоту вместе? Добычу разделим по справедливости.
Как было не согласиться!
Вышли они втроем на охоту. Поохотились. Добыча у них оказалась такая: сначала белка, потом заяц, а под конец олень.
— Ну что ж, волк, приступай к дележу,- приказал лев.
— Ты лев,-говорит волк,-ты наш повелитель. Тебе полагается первая добыча, я, уж так и быть, буду доволен последней, а лиса…
Рассвирепел лев, даже не дослушал волка, взмахом лапы свернул ему шею.
— Дели ты, лиса! — зарычал он.
— О царь зверей, о господин мой лев! — сказала лиса, поглядывая искоса на мертвого волка.- Ты самый могучий из нас, тебе — львиная доля. Зайца ты съешь утром, оленя — в обед, белку на ужин. А мне, малому зверю, много ли нужно! Что оставишь, то и довольно!
Очень понравился льву такой дележ.
— Какая ты умница! — воскликнул он.- Откуда у тебя столько ума?
— Я умна, потому что иногда мне доставался кусочек от волчьего языка,- скромно ответила лиса
С тех пор лев и лиса неразлучны. Он охотится, а она подбирает остатки.

Бессмертный человек

В одном древнем городе жили два друга — Нисан и Немурум. Они дня не могли прожить без того, чтобы не повидаться.
Но вот однажды Нисан заболел. Каких только знахарей и врачей не вызывали его родители, никто не мог вылечить юношу. С каждым днем он таял, подобно горящей свече, стал тонким, как тополь. Немурум ни на миг не отходил от постели больного друга. День сменялся ночью, ночь — днем, но он не смыкал глаз. И вот Нисан умер. Похоронили Нисана, а его друг не мог найти себе места от горя.
«Почему люди обречены на смерть? — думал юноша.- Неужели нет на свете такой земли, где никто не умирает?»
Шли дни, а эта мысль не покидала его, как тень не покидает человека. Однажды Немурум спросил у матери:
— Деде, неужели ты тоже умрешь, как и мой друг?
Удивилась мать словам сына и с улыбкой ответила:
— Если бы прадеды, деды, отцы наши не умирали, то и я бы не умерла. Но нет, сын мой, все живут, только пока за ними не придет смерть. Ничего вечного нет. А ты перестань горевать. Все на свете от бога.
Немурум воскликнул:
— Не верю твоим словам! Я буду жить всегда! Я не умру!
Мать говорит:
— Пусть недруги твои умрут.
А сын твердит свое:
— Деде, я не верю, что нет такой страны, где люди бессмертны. И я найду эту страну!
— Нет, сынок, не найдешь. Все под небом рождены для смерти,- сказала мать.
о сын не стал ее слушать и велел собрать себе хурджун в дорогу.
— Я должен найти ту страну, где люди не умирают! — повторял он.
Сколько ни упрашивала его мать одуматься, юноша стоял на своем. Тогда мать собрала ему хурджун и сказала доброе напутствие.
Рано утром сын вышел из дому и мать со слезами проводила его в дорогу.
Шел Немурум день, второй; шел месяц, второй; шел он мимо городов, аулов, озер и рек. Прошло много, очень много месяцев, а юноша все еще был в дороге. Места, где он проходил, были пустынны: ни одной сакли, ни одной живой души. Даже птицы не летают. Скучно, тоскливо стало Немуруму. И вдруг он видит: на старой чинаре сидит соловей и поет свои песни. Юноша обрадовался встрече и говорит соловью:
— Будь моим другом.
Соловей отвечает:
— Я согласен.
Немурум спрашивает:
— А ты умрешь или нет?
Соловей говорит:
— Конечно, умру. Каждый год я теряю по одному перу. Когда земля под деревом покроется моими перьями, я упаду на них и умру.
Немурум воскликнул:
— Нет, тогда я не хочу дружить с тобой! Я иду туда, где никто никогда не умирает.
Соловей рассмеялся:
— Куда бы ты ни пришел, смерть настигнет тебя и ты умрешь. Ничего вечного нет.
Юноша не поверил соловью, взвалил свой хурджун на плечи и пошел дальше.
Трижды всходило и заходило солнце, и Немурум оказался у какой-то реки. Видит он: под огромным дубом лежит олень.
— Давай дружить,- говорит ему Немурум.
Олень отвечает:
— Дружить так дружить.
Юноша спрашивает:
— А ты умрешь или нет?
Олень говорит:
— Конечно, умру. Все мои предки умерли, и я умру. Каждый год с моих рогов опадает по отростку, и когда вся земля под деревом будет усыпана ими, я упаду и умру.
— Тогда я не хочу с тобой дружить, я иду туда, где никто никогда не умирает! — воскликнул юноша и отправился дальше.
Через несколько дней пути он увидел фазана, сидящего на огромном дереве.
— Эй, человек, куда путь держишь? — крикнул фазан.- Как ты сюда попал?
Здесь никогда ни одной человеческой души не было.
Немурум ответил:
— Я ищу себе друга и никак не найду. Давай дружить!
Фазан обрадовался и говорит:
— Мне тоже хочется иметь друга!
Тогда юноша спросил его:
— А ты бессмертен или нет?
Удивился фазан:
— Сколько лет живу на этом свете, а подобного вопроса мне не приходилось слышать! Когда наступает время смерти, все умирают: и люди, и звери, и даже деревья. Умру и я, когда мои разноцветные перья осыплются.
Юноша сказал:
— Нет, не быть нам друзьями. Меня зовут Немурум, что значит бессмертный.
Попрощался он с фазаном и пошел своей дорогой.
Долго шел Немурум по пустынным местам и никого не встретил. Только на сороковой день заметил он вдали большой красивый дом. Подошел Немурум поближе и видит: сидит у окна красавица. У человека два глаза, но нужно еще два, чтобы смотреть на нее!
Красавица спрашивает:
— Куда путь держишь, юноша?
— Ищу такое место, где никто никогда не умирает. Красавица говорит:
— Это место здесь.
Обрадовался Немурум, что нашел наконец то, что искал, и попросил красавицу:
— Пусти меня к себе!
Девушка спустила в окно веревку, и Немурум поднялся в дом. Стали они жить вместе, да так хорошо, как мечтает жить каждый человек. Все, чего бы он ни пожелал, тут же исполнялось. Время шло, а сколько его прошло — неизвестно: в стране бессмертия дней не считают. У Немурума и красавицы родились сын и две дочери. Прошло еще время, и дети выросли. Долго жили вместе Немурум, его жена-красавица и их дети. Хорошо они жили — в дружбе, в любви. Прошло много времени, во много раз больше, чем человеческая жизнь, а они все не старели.
Но вот однажды Немуруму вспомнились родные места и мать, которую он оставил там. Грустно ему стало, и он сказал жене:
— Хочу я хоть на два-три дня сходить в родные места, повидаться с матерью и знакомыми.
Жена рассмеялась и говорит:
— Много веков прошло с тех пор, как ты пришел сюда. А там, где ты жил некогда, никого из тех, кого ты знал, не осталось. Все они давно поумирали, а после них уже сменилось не одно поколение.
Но Немурум не поверил словам жены и настаивал на своем.
— Ну что же, если тебе очень хочется проверить правоту моих слов, иди,- сказала жена, и ей стало грустно. Чувствовала она, что недоброе должно случиться с мужем. Но что было ей делать — собрала она мужу в дорогу всякой еды и сложила в хурджуны. Еще дала она ему четыре яблока и сказала:
— Возьми эти яблоки, они тебе пригодятся. Но только, смотри, не роняй их и не ешь. Бог да поможет тебе в пути!
Взял Немурум четыре яблока, положил их в карманы, поцеловал жену и детей и ушел.
Долго ли он шел, сильно ли уставал — это ему знать. Но проходил он той же дорогой, которая привела его когда-то в страну бессмертия.
И вот дошел Немурум до огромного-преогромного дуба и увидел под ним кости и перья какой-то птицы. Понял Немурум, что это кости того фазана, которому он предлагал свою дружбу, нагнулся и поцеловал их. Но когда он нагибался, у него из кармана выпало одно яблоко, и Немурум сразу же поседел.
Попрощался он с костями фазана и Продолжал свой путь.
Долго ли он шел, сильно ли уставал — это ему знать. Но через много дней подошел Немурум к той реке, у которой он когда-то встретил оленя. Видит Немурум: лежат оленьи кости. Немурум нагнулся и поцеловал их, но в этот миг из его кармана выпало второе яблоко. И Немурум почувствовал, что он  постарел и силы стали покидать его. Посидел Немурум возле костей оленя, отдохнул и отправился дальше.
Долго ли он шел, сильно ли уставал — это ему знать. А нам известно, что через несколько дней он добрался до той чинары, где когда-то сидел соловей и пел песни. Подошел Немурум поближе и видит: устлана земля соловьиными перьями, а на них лежат кости.
— Да, правы были они все: ничего вечного нет. Все живет, пока не придет смерть,- подумал Немурум.
Нагнулся он и поцеловал кости соловья. Но тут он выронил третье яблоко и почувствовал, что ноги уже отказываются носить его. Немурум вырезал из чинары палку и, опираясь на нее, пошел дальше. Через некоторое время он добрался до родного города, где похоронил когда-то своего доброго друга Нисана и где оставил старую мать. Вошел Немурум в город, пошел по улицам, но не встретил ни одного знакомого. Все здесь было не таким, как раньше: и дома, и люди, и их одежда. Начал Немурум спрашивать жителей города о своей матери, но никто ее не помнил. Наконец привели его к двухсотлетнему старику, и тот сказал:
— Сам я не видел твоей матери, но слышал от стариков, что жила здесь когда-то, в очень давние времена, одна старушка. Она умерла с именем сына на устах. А сын ее, говорили, отправился искать землю, где никто никогда не умирает, но не вернулся.
Услышал Немурум эти слова и опечалился. «Напрасно пришел я сюда,- подумал он.- Лучше бы я послушался жену и не покинул бы ни ее, ни детей, лучше бы жил с ними там».
Утром, как только встало солнце, пошел Немурум на кладбище, отыскал могилу матери и долго плакал. И решил он вернуться в страну бессмертия, где остались его жена и дети. Нагнулся Немурум над могилой матери и поцеловал ее. В этот миг он выронил последнее, четвертое яблоко и почувствовал, что нет у него уже сил возвращаться. Сел Немурум на землю и стал просить Азраила, чтобы тот взял его душу. Дошли его слова до бога, и сказал бог Азраилу:
— Спустись к этому старцу, возьми у него душу, успокой его и похорони.
Спустился Азраил на землю, выбрал место для могилы и стал копать.
Увидел его Немурум, подошел, с трудом передвигая ноги, и спросил:
— Что ты делаешь? Азраил ответил:
— Я копаю могилу. Умирает один старик. Подойди и ляг в яму, чтобы я мог ее измерить. Он такого же роста, как и ты.
Немурум спустился в яму и лег. А Азраил тем временем взял у него душу, и Немурум умер. Засыпал Азраил яму землей, взмахнул крыльями и полетел высоко в небо, где его дожидался бог.
Да, и вправду на свете ничего вечного нет!

Глухой, слепой и безногий

В одном древнем ауле жили три брата — глухой, слепой и безногий. Жили они бедно, и вот однажды решили пойти в лес поохотиться. Недолго они  собирались: в их сакле ничего не было. Слепой посадил безногого на плечи, глухой взял под руку слепого и отправились они в лес. Построили братья  шалаш, сделали из кизилового дерева лук, из камыша — стрелы и стали охотиться.
Однажды в темной сырой чаще братья набрели на маленькую саклю, постучались в дверь, на стук вышла девушка. Братья рассказали ей о себе и предложили:
— Будь нам сестрой. Мы будем ходить на охоту, а ты будешь ухаживать за нами.
Девушка согласилась, и они стали жить вместе.
Как-то раз братья ушли на охоту, а их сестра осталась в сакле готовить обед. В тот день братья забыли оставить дома огонь, и девушке нечем было разжечь очаг. Тогда она взобралась на высокий дуб и стала смотреть, не жгут ли где-нибудь поблизости костер. Вскоре она заметила вдалеке струйку дыма, слезла с дерева и поспешила к тому месту. Долго пробиралась она сквозь густую чащу леса и наконец вышла к одинокой полуразвалившейся сакле. Девушка постучалась, дверь сакли открыла старая-престарая эней. Глаза ее горели, как у волка, завидевшего добычу, волосы у нее были седые, растрепанные, изо рта торчали два клыка, а ногти на руках напоминали когти барса. Они то укорачивались, то удлинялись.
— Ты зачем пришла? — спросила эней басом.- Как ты нашла сюда дорогу?
— Я пришла попросить огня,- ответила девушка и рассказала о себе.
— Значит, мы соседи, ну хорошо, заходи, будь гостьей,- сказала эней и усмехнулась. Она провела девушку в саклю, сняла с гвоздя сито, насыпала в него золы и нагребла из очага горящих углей.
Девушка взяла сито с углями, поблагодарила старуху и ушла. Вернувшись  домой, она стала разжигать очаг, но в это время в дверь постучались. Девушка открыла дверь и видит: на пороге стоит эней.
— Скучно было мне одной, потому и пришла в гости,- прямо с порога проговорила старуха.
— Ну что ж, проходи в дом.
Эней зашла в саклю, села на ковер, разостланный на полу, и говорит:
— Соседка, хочешь я у тебя поищу в голове?
Девушка согласилась, села рядом с гостьей и положила свою голову ей на колени. Старуха искала-искала у нее в голове да и усыпила девушку. Когда она уснула, эней проколола ей голову иголкой и стала высасывать мозг. Потом старуха дунула девушке в нос, и та проснулась. Эней поблагодарила за гостеприимство и ушла. А девушка почувствовала, что у нее нет сил даже встать, и осталась лежать.
Вечером братья вернулись с богатой добычей. Вошли они в саклю и видят: их сестра лежит на полу. Встревоженные братья стали расспрашивать сестру, и она им все рассказала. Братья догадались, что это дело рук эней.
— Теперь она повадится сюда ходить,- сказал безногий.- Но я вот что придумал: завтра вы идите на охоту, а я с сестрой останусь в сакле. Только вы посадите меня па притолоку, я останусь сидеть там. Когда эней переступит порог, я прыгну на нее и задушу.
И вот на следующий день, едва эней переступила порог, безногий прыгнул на нее и стал душить. Но старуха спокойно развела руки безногого, повалила,
проколола ему голову и стала высасывать мозг. Безногий ослабел и остался лежать на полу, а эней ушла.
Когда братья вернулись с охоты, безногий и девушка рассказали им о случившемся.
— Завтра дома останусь я,- сказал слепой,- а вы идите на охоту. Только посадите меня на притолоку.
На следующий день эней тоже пришла. Как только она переступила порог, слепой прыгнул на нее с притолоки. Долго они боролись, но и его одолела эней, повалила на пол и стала высасывать мозг. Насосавшись вдоволь, старуха ушла.
Вернулись братья с охоты, и сестра рассказала им о случившемся.
— Завтра моя очередь остаться дома,- сказал глухой.
На следующий день, едва в саклю вошла эней, глухой прыгнул на нее и стал душить. Старуха взмолилась:
— Слышишь, глухой, пощади меня, я сделаю все, что ты прикажешь!
— Ладно,- ответил глухой, а сам стал ее связывать. Пришли с охоты слепой и безногий и видят: лежитна полу связанная эней.
— Просите у меня, что хотите, только пощадите,- говорит эней.
— Ну ладно,- говорит глухой.- Сделай так, чтобы мой безногий брат стал ходить.
Эней проглотила безногого, а когда она его выплюнула, у него были ноги.
— А теперь сделай моего слепого брата зрячим! — приказал глухой.
Проглотила старуха слепого, а выплюнула его зрячим.
— А теперь вылечи глухого! — сказали старухе исцеленные братья.
Проглотила эней глухого и не выплевывает.
— Где он? — спрашивает ее братья, но старуха молчит. А тем временем ее левый мизинец стал расти. Эней откусила его и выбросила в окно.
— Где наш брат? — опять спрашивают те двое. А зней смеется и говорит:
— Теперь у вас нет брата!
Но тут сестра посмотрела в окно и увидела, как стая воробьев полетела в кусты.
— В кустах что-то лежит! — говорит она.
Выскочил во двор один из братьев и видит: валяется огромный-преогромный палец старухи. Схватил он кинжал и распорол палец, оттуда вышел брат, который теперь уже не был глухим.
Три брата и сестра посоветовались и решили убить и закопать в землю злую старуху. Так они и сделали и избавились от вредной и жестокой эней. А через несколько лет, говорят, братья разбогатели, построили себе хорошие дома, женились, а сестру выдали замуж. И стали все они жить да поживать на радость друг другу.

 Наверх

Язык и письменность

Татский язык – группа диалектов татов, горских евреев и армяно-татов. Принадлежат к юго-западной подгруппе иранских языков.

Исторически татский язык восходит к среднеперсидским говорам переселенцев в Закавказье, испытавшим в дальнейшем мощное воздействие со стороны классического фарси.

В настоящее время татский язык весьма раздроблен в говорном отношении. Каждые два-три селения имеют свой говор, отличие которого от соседних хорошо осознаётся говорящими. Для определения границ между группами говоров существенное значение имеет значительная разница между шиитскими и суннитскими говорами. Значительный пласт заимствований составляют тюркизмы и арабизмы. Русские заимствования в большом количестве проникают в послереволюционное время. Заимствования из горских языков не идентифицированы.

Язык пока ещё недостаточно изучен.

До 1928 года для татского языка использовался видоизменённый еврейский алфавит.

אַ בּ ב ג ה ק ע ד אי ‘ז ז אִ י כּ ל מ נ אָ פּ ר ס ת אוּ או פ כ ח ‘צ ש א

В 1928 он, как и другие алфавиты народов СССР, был заменён на латинизированный алфавит:

a b v g d h z з ħ i j k x ʟ m n s y p f c ç ꜧ r ş t o u ú e

Через год этот алфавит был унифицирован с другими советскими алфавитами и принял следующий вид:

A a

B b

C c

Ç ç

D d

Đ đ

E e

Ə ə

F f

G g

Ƣ ƣ

H h

Ħ ħ

Ⱨ ⱨ

I i

J j

K k

L l

M m

N n

O o

P p

R r

S s

Ş ş

T t

U u

V v

X x

Y y

Z z

 

В 1938 году алфавит был переведен на кириллицу. Позднее в алфавит были внесены некоторые изменения (исключена буква Дж дж. Буква УI уI заменена на Уь уь, а ХI хI на Хь хь). В результате алфавит стал выглядеть так:

А а

Б б

В в

Г г

Гъ гъ

Гь гь

ГI гI

Д д

Е е

Ё ё

Ж ж

З з

И и

Й й

К к

Л л

М м

Н н

О о

П п

Р р

С с

Т т

У у

Уь уь

Ф ф

Х х

Хь хь

Ц ц

Ч ч

Ш ш

Щ щ

Ъ ъ

Ы ы

Ь ь

Э э

Ю ю

Я я

 

 

В Азербайджане для татского языка в 1939—1991 применялся несколько другой алфавит, который ближе к кириллическому варианту азербайджанского алфавита:

а б в г д е ҹ з и й к ҝ л м н о п р с т һ ћ ⱨ у ф х ч ш ә ү

Сейчас в Азербайджане используется алфавит на латинской основе (на нём выпущены несколько учебников):

ə a b с ç d e f g h i j k l m n o p q r s ş t u v x y z

Таблица соответствия алфавитов

Латиница
1930-х

Кириллица
(Дагестан)

Кириллица
(Азербайджан)

A a

А а

А а

B b

Б б

Б б

C c

Ч ч

Ч ч

Ç ç

Ж ж

Ҹ ҹ

D d

Д д

Д д

E e

Е е

Е е

Ə ə

Е е, Э э

Ə ə

F f

Ф ф

Ф ф

G g

Г г

Г г

Ƣ ƣ

Гъ гъ

Ғ ғ

H h

Гь гь

Һ h

Ħ ħ

Хь хь

Ħ ħ

Ⱨ ⱨ

ГI гI

Ⱨ ⱨ

I i

И и

И и

J j

Й й

Ј ј

K k

К к

К к

L l

Л л

Л л

M m

М м

М м

N n

Н н

Н н

O o

О о

О о

P p

П п

П п

R r

Р р

Р р

S s

С с

С с

Ş ş

Ш ш

Ш ш

T t

Т т

Т т

U u

У у

У у

V v

В в

В в

Y y

Уь уь

Үү

X x

Х х

Х х

Z z

З з

З з

Ё ё

Ц ц

Щ щ

Ъ ъ

Ь ь

Ю ю

Я я

Наверх