МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Кабардинцы « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Кабардинцы (самоназвание: адыгэ) — коренной народ в Кабардино-Балкарской республике (65% населения). Кабардинцы имеют общее с другими адыгскими субэтносами происхождение, восходящее к раннебронзовым археологическим культурам Северного Кавказа — Майкопской, Северокавказской, Прикубанской. Предки кабардинцев, как и др. адыгских народов, населяли черноморское побережье Кавказа, и степное Приазовье. Некоторые локальные группы кабардинцев фиксируются средневековыми источниками в Крыму, Северном Приазовье и на нижней Волге. Под именем касогов известны восточным и русским источникам с 9 в. В 13 веке оказали ожесточенное сопротивление монголо-татарскому нашествию. С этого же времени за ними как и за всеми адыгами прочно закрепился экзоэтноним «черкесы». В 13-15 вв. наблюдалось движение в Центральное Предкавказье, завершившееся образованием кабардинского феодального княжества. В период феодальной раздробленности 16-18 вв. Кабарда сегментировалась на ряд феодальных уделов, получивших в русских источниках название Большая Кабарда и Малая Кабарда.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Древняя религия Черкесов (Адыгов) представляет собой монотеизм (единобожие) со стройной системой поклонения Единому Богу — Великому ТХА (ТХЬЭ, ТХЬЭШХО). ТХА не вмешивается в повседневную жизнь человека. Он — творец Законов Вселенной, давший человеку возможность их познания, что приближает человека к Богу. Для проведения обрядов богослужения (Тхьэлъэlу) нельзя пользоваться рукотворными сооружениями (lэрыщlэ). Поэтому обряды проводились в особых местах, чаще всего рощах — Тхьэлъэlупlэ, Тхьэщlагъ мэз, возле большого дерева, чаще всего дуба, отмечаемого специальным символом в виде буквы «Т», изготовленым чаще всего из дерева. Каждая местность имела свое место проведения обряда. Существовали также молельные места, единые для всего ущелья, этнической группы, региона. В Черкесии не было специальной касты священнослужителей — жрецов, роль которых исполняли старшие в роду, общине, селении. В жертву приносилось жертвенное животное, перед закланием на голову которого наливалось немного вина или максымы (легкоалкогольный напиток, получаемый брожением злаков с добавлением мёда). Тут же на месте готовилось угощение из мяса жертвенного животного, а также из принесенных продуктов. Перед принятием пищи, руководитель обряда в белой бурке обращался к ТХА с соответствующей молитвой. После принятия пищи исполнялся сакральный танец «УДЖ», в котором мужчины и женщины, держа друг друга под локоть, совершают торжественное движение по кругу в правую сторону. Своим строгим ритмом и песнопением, обращенным к ТХА, УДЖ приводит участников в состояние духовной возвышенности, являясь разновидностью коллективной медитации.

В черкесской мифологии известны покровители: плодородия Тхагаледж (Тхьагъэлэдж), охоты — Пшимазытха (Пщымэзытхьа), пчеловодства — Мелисса, крупного рогатого скота — Ахын, Ахун, мелкого рогатого скота — Амыш (Ямышъ), верховой езды — Зейкотх (ЗекIуатхьа), врачевания и кузнечного ремесла — Тлепш (Лъэпш). Покровители выполняют мифологические функции культурных героев (давших людям знания и умения в какой-либо сфере), и не являются богами.

Почитались Духи моря — Хыгуаше (Хыгуащэ), Кодес (Къодэс), удерживающий в своих берегах Чёрное море, Дух рек — Псыхогуаше (Псыхъуэгуащэ) и т. д. Черкесы преклонялись перед стихией молнии — Шибле (Шыблэ). Интересны обряды вызова дождя — Ханцегуаше, (Хьанцэгуащэ), оберега от молнии и др.

Одним из основных элементов черкесской (адыгской) религиозной системы является вера в существование душ (духов) предков, которые имеют возможность видеть и оценивать дела их потомков. Души предков нуждаются в поминовении, в силу чего устраивают поминальные тризны (хьэдэlус), практикуется жертвоприношение или приготовление поминальной пищи (жьэрымэ), раздача её для поминовения душ умерших. Задачами земного существования человека является сохранение понятия чести (напэ), сострадание к нуждающимся (гущlэгъу), безвозмездное оказание помощи (псапэ). Это, наряду с доблестью, отвагой воина, позволяет душе человека после смерти присоединиться к душам предков с чистой совестью (напэ хужькlэ). Отсутствует понятие загробных страданий или наслаждений.

[править] Христианство

С VI века в Черкесию проникает христианство. Резиденция Епископа Захии и Абазгии (Черкесии и Абхазии) находилась в Никопсисе, идентифицируемым с местностью Некепсухо (совр. Новомихайловское) на черноморском побережье.

Местность Лесного кургана близ Нальчика также указывается, как место расположения христианских епископов (шехник). Во времена существования на черноморском побережье Черкесии генузских (итальянских) торговых городков определенное распространение получает католичество. Христианство оставило свой след в названии дней недели, некоторых обрядах. В Черкесии существовала многочисленная прослойка христианских священнослужителей (шоген, кардан — поп, дьяк).

Однако тем не менее, христианским этот период в истории Черкесии можно назвать лишь условно: Иисус Христос (по-черк. Ауш Гериге — Иисус Греческий) так и не стал центральной фигурой пантеона. Богом, как и в дохристианские времена остался ВЕЛИКИЙ ТХА (ТХЬЭШХО).

[править] Ислам

Проникновение ислама в Черкесию началось усилиями Крымских ханов. Часто принятие ислама сопровождалось насилием — перед главой семьи выстраивали его родственников и угрожали убийством в случае отказа принять ислам. Однако в условиях перманентной войны с Крымским ханством пропаганда ислама не могла быть успешной.

Принятие ислама черкесами связано с их военным противостоянием христианскому государству — Российской империи в войне 1763—1864 гг.

Ислам в Кабарде утвердился с 1807 года, когда были приняты поправки к древнему праву. Однако т. н. шариатский суд в Кабарде выносил свои постановления, в основном руководствуясь обычным правом. В политическом устройстве власть, до введения российской системы судопроизводства, сосредоточилась в руках мусульманского духовенства.

В Западной Черкесии принятие ислама датируется принятием «дефтера» (тур. «документ») 1841 года, однако его положения так и остались неисполненными. Деятельность посланников Шамиля — Шейха Мансура и Магомет Амина по распространению ислама вызвала религиозные войны в Черкесии во второй половине XIX века.

Ислам во многом способствовал выселению черкесов в Османскую империю («в страну повелителя правоверных»), проведенному Российской империей для утверждения своего владычества на территории Черкесии.

Религиозное сознание черкесов (адыгов) и в настоящее время во многом синкретично, несмотря на то, что большая часть верующих считает себя мусульманами-суннитами. Моздокские черкесы (кабардинцы) — православные христиане.

У кабардинцев всегда высоко ценилось гостеприимство, имевшее ритуализованный, даже сакрализованный характер, а также куначество. В высших сословиях было широко распространено аталычество. Большое внимание уделялось адыгэ хабзэ — совокупности норм обычного права, нравственных предписаний и правил этикета. Многие элементы адыгэ хабзэ, наряду с такими хорошо приспособленными к военному быту элементами материальной культуры, как мужская одежда, приёмы седловки, джигитовки и т. п., широко распространились среди соседних народов. В духовной культуре начиная с XV в. возрастало влияние ислама, который всё более вытеснял языческие и христианские верования. Традиционные игры и зрелища имели военизированный характер: стрельба по неподвижным и подвижным мишеням, стрельба на скаку, борьба наездников за баранью шкуру, бой конных и вооруженных палками пеших. Кровная месть, ранее широко распространенная среди кабардинцев, уже к 19 в. была в основном вытеснена композициями.

Адыгэ хабзэ считается одним из самых основных признаков адыгского этнического самосознания. Но те, которые переводят адыгэ хабзэ как обычное адыгское право, сильно сужают не только его семантическое значение, но и духовное, нравственное начало. В широком смысле адыгэ хабзэ представляло собой целый спектр социальных норм во всех без исключения областях жизненной деятельности, начиная от простейших житейских правил и кончая обязательными принципами правовой регуляции. Это свод неписаных обычно правовых норм, правил поведения, нравственных положений, пределяющих необходимые позитивные качества личности в адыгском обществе. Об адыгэ хабзэ трудно рассказывать словами. Его надо почувствовать. Об этом свидетельствует и пословица: «Хабзэр бзэгупэк1э зэрахьэркъым» (букв.: хабзэ не носят на кончике языка, то есть о нём не говорят, его соблюдают).

Складывалось адыгэ хабзэ в течение многих веков, и, в силу этого, естественно, сохранило следы различных исторических формации: первобытности, раннеклассового общества, военно-феодального быта и др. этим, видимо, и объясняется такой широкий диапазон социально-нравственных проблем взаимоотношений, охватываемых адыгэ хабзэ. И трудно даже сказать, что в нём самое главное: то ли многообразие правил и законов, регулирующих поступки человека в обществе, то ли психологически точно выверенный вариант поведения для той или иной ситуации, то ли естественность манеры поведения или же мастерское соблюдение простыми адыгами этих тонкостей.

Составной частью адыгэ хабзэ являлись адыгагъэ или адыгэ нэмыс, которые в совокупности обусловливали такие важнейшие нравственные категории, как честь, добропорядочность, честность, правдивость, стыд, умение вести себя в обществе, чуткость, внимательность, уважение к старшим, к лицам противоположного пола и т. д. В системе адыгэ хабзэ уважение — это, в первую очередь внимательное отношение к другому, умение ставить себя на его место, проявление своих лучших качеств по отношению к нему. Внешне уважение к старшим проявлялось в следующем. Когда два адыга шли или ехали верхом на лошади, старший всегда находился справа. Если их было трое, то ему полагалось быть посередине, самый младший занимал правую от него сторону, а средний по возрасту — левую. Таким же образом они усаживались за стол. Идущего впереди старшего никогда не окликали. Его догоняли и, пристроившись слева и поздоровавшись, спрашивали о том, о чём хотели спросить. В разговоре старшего никогда не перебивали. При его появлении все везде и всегда вставали. Вставали не только в честь старшего, но и в честь гостей, женщин, соседей, незнакомых, не только у себя дома, но и у чужих, в поле, на сенокосе и т. д., не только тогда, когда сидели на земле, но и когда находились верхом на лошади (приподнимались на стременах или спешивались). Сыновья и дочери, ставшие уже родителями, не садились в присутствии отца, не говоря уже о том чтобы лежать при нём. В этой связи интересно одно предание. Как известно, в прошлом детей знати адыгов воспитывали в «чужом доме», у аталыка, и они росли с рождения до совершеннолетия, не видя своих родителей.

Один такой воспитанник был тяжело ранен. Перед смертью он попросил, чтобы хотя бы один раз ему показали родного отца. Об этом сообщили последнему, и он приехал в дом, где лежал умирающий сын. Адыгэ хабзэ не позволяло, как уже сказано, ни сидеть, ни лежать при отце. Поэтому раненый встал при помощи других с постели и встретил своего отца, как и надлежало, стоя. Он стоял, друзья поддерживали его, а отец сидел и смотрел на умирающего сына. Но недолго это продолжалось. Отец встал и сказал: «Я не насмотрелся на своего несчастного сына, но все я вынужден уйти, ибо стоять ему тяжело, а лечь при мне он не смеет». Отец ушёл, а сын тут же упал и умер. Наверное, это жестоко в современном нашем понимании, но таковы были требования адыгэ хабзэ, таково было понятие о чести. А когда речь идет о чести, достоинстве, адыги говорят: «Напэм и пэ псэр ихуэ», что примерно означает: «честь дороже жизни». Когда старший садился или спешивался с лошади, молодые люди брали его лошадь под уздцы и за правое стремя. Примечательно, что то же самое мог проделать и старший, если на лошадь садился молодой человек. В данном случае старшинство признавалось за тем, кто садился на лошадь.

Когда младшие отлучались, они обязательно отпрашивались у старшего. При возвращении же первым делом наведывались к старшему. Признаком воспитанности было также, когда родственники, соседи просто так заходили к старшему и справлялись о его здоровье, рассказывали ему новости, спрашивали совета. Старшему не переходили дорогу, особенно женщины. Западногерманский этнограф А.Ландманн, которая много занималась изучением жизни и быта, турецких адыгов (черкесов), приводит такой любопытный пример. Отец взял свою взрослую дочь в Анкару впервые. Вышли они из автобуса. Отец, думая, что дочь идет за ним, затерялся в толпе, а дочь, пропуская всех старших, отстала от него. И когда отец, обнаружив, что дочери с ним нет, вернулся, он её застал на том же месте, где они сошли с автобуса. Ни одно торжественное событие не проходило без старшего, без тамады. При этом свадьба, свадебный стол были не только местом, где играли, танцевали, наедались, напивались. Она была своеобразной школой, где старший учил молодежь, всех присутствующих обычаям и традициям народа. Согласно обычаям, старший перед самым началом торжеств просил всех быть благоразумными, сдержанными, чтобы не омрачить радость семьи, у которой свадьба, «забыть на время вражду, если вражда существовала между кем-либо из присутствующих». И, естественно, его нарушение осуждалось всеми. Таким образом, уважение к старшему опиралось не на силу его власти, а на его авторитет, на его справедливость, учтивость, сдержанность, находчивость, на то, насколько он хорошо знает адыгэ хабзэ. Невозможно перечислить все знаки внимания, через которые проявлялось уважение к старшему. Его имя не произносили женщины и молодые люди, при нём не говорили о жене, муже и детях, при нём не позволяли себе развязную речь, не говоря уже о нецензурных выражениях. За столом раньше тамады никто не начинал есть. Однако есть переставали чуть позже него. Это касалось и гостя, чтобы дать ему наесться, не стесняясь. Если старый человек выполнял какую-то работу, молодые люди (знакомые или незнакомые) обязаны были ему помочь. Одиноких стариков, женщин, немощных людей всегда забирали к себе родственники, соседи. За ними ухаживали, следили, их на ночь одних не оставляли в комнате. Все это требовало адыгэ хабзэ от адыгов. О значении хабзэ говорят пословицы: «Тот, кому кажется хабзэ угодничеством, лишает себя и половины того, что заслуживает», «Участь, не знающего адыгэ хабзэ — позор», «Не знающий хабзэ ведет себя безобразно».

Старшинство определялось главным образом по возрасту. Старший всегда был вышестоящим между братьями, друзьями. Однако, во время походов, наездничества, полевых работ, старшинство зависело не только от прожитых лет, но и от умения организовать людей, от мужества, храбрости, знания дела и т. д. Как можно заметить, уважение к старшим было одним из главных компонентов адыгэ хабзэ, а последнее — составной частью самосознания всех адыгов. Таких устойчивых фразеологизмов в сочетании с понятием «адыгский» в языке адыгов очень много: адыгэ нэмыс (адыгское достоинство, вежливость, репутация, стыд), адыгэ напэ (адыгская совесть, честь), адыгэ псалъэ (адыгское слово) и т. д. То же самое наблюдается и в области материальной культуры: адыгэ унэ (адыгский дом), адыгэ фащэ (адыгский национальный костюм), адыгэ жьэгу (адыгский очаг). Их очень много. Причем адыгэ унэ (адыгский дом) означает не только строение, жилье, но гостеприимство, приветливость, удобство и т. д., точно также, как и адыгэ фащэ (адыгский костюм) понимается не только как утилитарная часть культуры жизнеобеспечения, но и как красота, изящество и пр.

Знаменитую породу кабардинских лошадей, которая попала во все справочники по коневодству, адыги — кабардинцы, адыгейцы, черкесы знают только как адыгэш (адыгская лошадь); ни один из них не назовет её на родном языке кабардинской (къэбэрдеиш), а популярное в прошлом черкесское седло и кабардинцам и адыгейцам и черкесам известно только как «адыгэ уанэ». Адыгское этническое самосознание, которое выражается не только в общем, самоназвании, но и общностью культуры (как духовной, так и материальной), является не только бытовым, простонародным. Кабардинец по паспорту А. Кешоков пишет на родном языке (адыгэбзэ) стихотворение «Небо адыга, земля адыга», а адыгеец И. Машбаш — «Живут адыги на земле моей», а черкесский композитор А. Дауров — песню «Адыгэ нэмыс». И это не единственные случаи в литературе и искусстве адыгов, хотя все адыгское в поэтических и прозаических произведениях А. Шогенцукова, А. Кешокова, А. Шортанова и других переводится как кабардинское, Т. Керашева, А. Евтыха, И. Машбаша — как адыгейское, А. Охтова, Х.Братова, К. Дугужева и других — как черкесское. И не потому, что эти писатели и поэты пишут на различных языках, а потому, что они родились в различных автономных территориально-административных образованиях, созданных искусственно. Такое политическое разделение не объясняется ни этнической парциацией, ни этнической сепарацией. По крайней мере, у адыгов это не заметно и до сих пор. А теперь в пору интенсивного роста народного самосознания, они все ещё более сознают свое духовное единство. Более того, к такому единству в настоящее время тяготеют и те адыги, которые находятся за пределами нашего государства — в Турции, Сирии, Иордании и других странах. И нельзя, видимо, механически делить адыгов на три народа из-за того, что территориально они разобщены.

Наверх

Ремесла и промыслы

Традиционные занятия кабардинцев — пашенное земледелие, садоводство и отгонное скотоводство. Скотоводство представлено главным образом коневодством, всемирную известность получила кабардинская порода лошадей. Так же кабардинцы разводили крупный, мелкий рогатый скот и домашнюю птицу. Развиты были промыслы и ремесла: мужские — кузнечное, оружейное, ювелирное, женские — сукновальное, войлочное, золотошвейное.

Наверх

Традиционное жилище

Планировка поселений до середины XIX века кучевая, затем уличная. У князей, дворян и зажиточных крестьян, помимо жилого дома, строился дом (двор) для гостей — кунацкая. Жилище турлучное, прямоугольной формы, с двускатной или четырёхскатной соломенной крышей. Саманные и каменные строения, крыши из железа и черепицы появились во второй половине XIX века.

Наверх

Традиционная одежда

Кабардинский мужской костюм включал, как правило, черкеску с наборным серебряным поясом и кинжалом, папаху, сафьяновые чувяки с ноговицами; верхняя одежда — бурка, овчинная шуба. Комплекс мужской одежды сложившийся в Кабарде в период её политического расцвета 16-18 вв. был перенят[источник не указан 276 дней] аристократией многих соседних народов Северного и Южного Кавказа, а также казаками Терека и Кубани.

Кабардинская женская одежда включала в себя шаровары, туникообразную рубаху, сверху длинное до пят распашное платье, серебряные и золотые пояса и нагрудники, расшитую золотом шапочку, сафьяновые чувяки.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

Хозяйственный уклад карачаевцев обуславливает и специфику традиционного питания, основу которых составляют продукты животноводства. Наиболее распространённой пищей является баранина. В особенности — мясо овец карачаевской породы, получившей широкую известность за пределами Карачая своими высокими вкусовыми качествами. Реже употребляется говядина. Туша делится на 16 «обязательных» частей (юлюш) — порций, которые в случаях праздничного застолья распределяются строго по старшинству: наиболее «почетные» порции для самых старших, менее «почетные» — для более молодых и т. д. Тут же готовят шашлыки (тищлик). Название произошло из обращения к разделывающим мясо: «Дайте на один зуб». Где «тищ» — это зуб, «лик» — для, т.е. для зуба,(кусочки мяса на шампуре, пруте «на один зуб»). Позвоночные кости с мясом и блюда из внутренностей представляют собой «добавочные» порции. Тамада получает в качестве основной порции лопатку, в виде добавочной — рассеченную часть головы (баш джарты).

Очень популярны молочные продукты, в первую очередь, айран и сыр. Из айрана готовят тузлук к мясу, применяющийся и в качестве заправки, приправы мясного бульона (шорпа). Карачаевцы также употребляют крученку (булгъама), кефир (гыпы айран), творог (къой сюзме), сливки (сютбаши, къаймакъ), пенки с айрана (хамеши), простоквашу (мысты), масло (джау). Растительная пища была дополнительной к мясомолочной. Из кукурузы (нартюх), ячменя (арпа), пшеницы (будай), ржи (къара будай) и проса (тары) делают лепёшки (гырджын). Карачаевцы делают пироги с различной начинкой (хычын), пирожки в форме полумесяца с начинкой из мяса или сыра (бёрек), печёные в масле коржи и др.

Приготовляют мамалыгу (как), которую употребляют с маслом, айраном или сметаной, похлебки (билямукъ). Каша (баста) из пшена или риса с сушеным мясом (къакъ эт), с отварным мясом выдержанным в рассоле. Популярны толокно из поджаренной муки (къуўут), джырна — варёные зерна кукурузы, пшеницы, ячменя. В качестве праздничной пищи выступает халва, хворост (чыкъыртла). Из напитков популярными являются боза, балсуў, суўсап (напиток, приготовленный из айрана, разведенного с водой или нарзаном), технология приготовления которых определялась веками.

Наверх

Фольклор

Как человек победил всех зверей

Было это давным-давно, когда на земле только появились люди и звери.
Вот и решили, звери каждому определить свое место.
-Ты, Рыба, будешь жить под, водой.
-Ты, Паук, будешь днем и ночью плести паутину.?
— Ты, Волк, будешь жить в лесу и пугать зверей.
-Ты, Лев, самый сильный, будешь царем зверей.
Стали .думать, кому отдать ум и хитрость.
— Ум и хитрость надо отдать Человеку,-сказал Лев.-Я всегда справлюсь с
Человеком-ведь у меня будет сила!
Так было определено место каждого на земле. Однажды собрались звери в лесу. Вдруг слышат стук топора. Видят — Человек рубит дерево.
— На этом первом Человеке я испытаю свою силу,- прорычал Лев.- Сейчас я
его съем! Громко рассмеялся Человек.
— Над чем ты смеёшься, маленький Человек? Я пришел съесть тебя!
— Я смеюсь над твоей глупостью. Я пришел, чтобы помочь тебе, а ты хочешь съесть меня. У тебя всегда будет много врагов — ведь ты силен и могуч. Когда враги станут преследовать тебя, тебе понадобится укромное место, где ты сможешь спрятаться. Вот я и хочу помочь тебе — сделать укрытие.
— Я не знал этого,-сказал Лев.-Хорошо, сделай для меня доброе дело.
И Человек принялся за работу. Он сколотил огромную клетку.
— Взгляни, царь зверей, что я построил для тебя,- сказал человек и велел Льву войти в клетку.
Вошел Лев в клетку и спрашивает:
— Ну что, не видно меня?
— Убери хвост, тогда не будет видно,- отвечал Человек.
Лев убрал хвост, а Человек быстро захлопнул дверь клетки.
— Видишь, царь зверей, одной силой ничего не сделаешь, если у тебя нет ума.
Понял Лев, что Человек победил его. Заревел Лев, стал звать на помощь зверей. А звери в страхе разбежались.
— Тот, кто смог победить царя зверей Льва, легко справится и с нами,- говорили они. Так Человек победил всех зверей.

Трудовые деньги

Жил-был один крестьянин. От зари до зари трудился он в поле — очищал его от камней, сеял кукурузу, выхаживал ее.
Нелегко было ему работать, никто ему не помогал.
Был у того крестьянина сын, лентяй — второго такого на всем свете не сыскать! Отец выходил в поле задолго до зари и возвращался, когда совсем стемнеет, а сын с утра до вечера бездельничал.
А к отцу тем временем старость подкралась, стали убывать его силы. Хоть и мог он заставить сына работать на своем поле, но решил отдать его в батраки.
Отвез крестьянин сына в соседний аул батрачить за один золотой в год.
Удивился хозяин, почему старик крестьянин запросил за своего сына такую малую плату.
Видно, он богач,- подумал хозяин,- неспроста этот человек отдал мне своего сына. Чтобы не обидеть старика, я не буду заставлять работать этого парня .
А лентяю только того и надо. Живет лентяй в свое удовольствие — поздно встает, ест лучшие куски, наряжается да веселится.
Когда прошел год, хозяин дал лентяю золотой и с почетом проводил его.
Пришел лентяй домой.
— Как тебе жилось-работалось, сынок? — спрашивает отец.
— С утра до вечера трудился я не покладая рук. Хозяин остался доволен мною.
Протянул сын золотой, а отец взял деньги и, даже не взглянув, бросил в огонь.
Ни слова не сказал лентяй. Не удивился, отчего это отец вдруг стал деньги в огонь бросать. Повернулся и пошел себе спать. Подумаешь, деньги — один золотой!
Понял отец, что ничему не научился его сын, и решил отдать его к другому хозяину. Отвез он сына в другой аул.
Новый хозяин, как и первый, решил, что неспроста старик отдай своего сына в работники. И тоже не заставлял лентяя работать.
И снова незаметно пролетел год. Опять лентяй получил золотой.
Приходит он к отцу.
— Ну как, сынок, тебе работалось?
— Работал я от зари до зари. Вот мой заработок,-ответил сын.
— Дай-ка его сюда!
Протянул сын золотой, и снова отец взял деньги и, даже не взглянув, бросил в огонь. И опять ни слова не сказал лентяй. Даже не спросил, почему это отец деньги в огонь бросает. Повернулся и пошел себе спать. Подумаешь,  деньги-один золотой!
Видит отец, что напрасно прошли два года..
Решил он в третий раз отдать сына в работники. Отвез его в самый дальний аул, выбрал бедного крестьянина. В доме у него было много едоков да
мало работников.
— Вижу я, трудно тебе живется,-говорит старик отец бедняку,- нет у тебя помощников. Оставляю тебе на год своего сына: научи его работать как следует, а платы с тебя никакой не надо!
Новый хозяин с первого же дня заставлял лентяя работать наравне с собою.
Вставали они чуть свет, работали без передыху и заканчивали, когда все звезды на небе зажгутся. Медленно потянулись дни, каждый казался лентяю таким длинным! Трудно было ему с непривычки: пот катился градом по его лицу, а хозяин не разрешал утереться.
Не взвидел лентяй белого света, а потом стал привыкать к работе и вскоре уже не мог без дела сидеть. И снова быстро побежало время. Кончился год.
Теперь парень уже не был похож на прежнего лентяя: нарядная одежда его поизносилась, на руках появились мозоли.
Пришла пора отправляться домой.
На прощанье хозяин и говорит ему:
— Твой отец не просил с меня никакой платы, но ты хорошо потрудился!
Вот тебе два золотых — купишь себе новый бешмет.
Приходит сын к отцу.
— Ну как, сынок, тебе работалось?
— Хорошо работалось.
— А заплатил ли тебе хозяин за твои труды? Протянул сын отцу два золотых, а тот даже не взглянул на них — в огонь бросил.
Не выдержал тут сын, закричал, стал голыми руками раскаленные угли разгребать.
— Как же можно трудовые деньги в огонь бросать!

Наверх

Язык и письменность

Кабардино-черкесский язык (кабард.-черк. адыгэбзэ или къэбэрдей-черкесыбзэ) — язык кабардинцев и черкесов, принадлежит к абхазо-адыгской языковой семье. Один из официальных языков Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. На этом языке также говорят в Краснодарском крае, Адыгее, Турции и на Ближнем Востоке.

Язык имеет 48 согласных фонем, 23 из которых являются фрикативными.

Некоторые лингвисты склонны считать кабардино-черкесский и адыгейский языки диалектами общего адыгского языка. Сами адыгейцы, кабардинцы и черкесы называют свой язык адыгэбзэ, что означает «адыгский язык». Не смотря на существование общего названия, в русском языке бытуют также раздельные названия — кабардинский язык и черкесский язык.

Письменность до 1924 года на основе арабского алфавита и кириллицы, в 1924 — 1936 годах на основе латиницы, с 1936 вновь кириллица.

А а

Э э

Б б

В в

Г г

Гу гу

Гъ гъ

Гъу гъу

Д д

Дж дж

Дз дз

Е е

Ё ё

Ж ж

Жь жь

З з

И и

Й й

К к

Ку ку

КӀ кӀ

КӀу кӀу

Къ къ

Къу къу

Кхъ кхъ

Кхъу кхъу

Л л

Лъ лъ

ЛӀ лӀ

М м

Н н

О о

П п

ПӀ пӀ

Р р

С с

Т т

ТӀ тӀ

У у

Ф ф

ФӀ фӀ

Х х

Ху ху

Хь хь

Хъ хъ

Хъу хъу

Ц ц

ЦӀ цӀ

Ч ч

Ш ш

Щ щ

ЩӀ щӀ

Ъ ъ

Ы ы

Ь ь

Ю ю

Я я

Ӏ

Ӏy

 

 

 

 

 

А (а)- читается, как русское, а под ударением.

Э — (а краткое) читается, русское а в послеударном слоге (напр. в слове па’па)

Б — (бы) читается, как русское б.

В — (вы) читается, как русское в.

Г — (гы) читается, как русское г.

Гу — (гу (ы)) не имеет соответствия в русском языке. Читаются слитно г и у, произносимые слитно, как один звук, без выделения гласного у, напр.: гуанэ (сучок)

Гъ — (гъы) Не имеет соответствия в русском языке. Этот звук задний согласный, в образовании участвует небная заставка, которая вибрирует его. Соответствует осетинскому, балкарскому, кумыкскому, чечено-ингушскому, татарскому гъ, напр.: гъэш (молоко)

Гъу — (гъу(ы)) Не имеет соответствия в русском языке. Читаются гъ и у, произносимые слитно, как один звук, без выделения гласного звука, напр.: гъунэ (край)

Д — (ды) читается как русское д.

Дж — (джы) читается как русское д и ж произносимые слитно, как один звук, без выделения предзвучия д, напр.: джанэ (рубашка)

Дз — (дзы) читается как русское д и з, произносимые слитно, как один звук, без выделения предзвучия д, напр.: дзэл (верба)

Е — (ё) читается как русское е (ё)

Ж — (жы) читается, как русское ж.

Жь — (жьы) читается как русское ж (ъ) твердое, напр.: жьэ (рот)

З — (зы) читается, как русское

И — (и) читается, как русское и в середине слова, а в начале читается как, русское й.

Й — (йы) читается, как русское й.

К — (кы) читается, как русское к

Ку — (ку (ы)) читается как русские к и у, произносимые слитно, как один звук, без выделения гласного у, напр. кусэ (полоса)

КӀ — (кӀы) читается как русское Ч, но твердо (чъ). Читается как дагестанское, осетинское, чечено-ингушское къ, напр. кӀанэ (кусок)

КӀу — (кӀу (ы)) Не имеет соответствия в русском языке. Данный звук является передн-емягконебным резким взрывным звуком, напр.: кӀуэн (идти)

Къ — (къы) Не имеет соответствия в русском языке, но русское к надо читать твердо. Данный звук является заднее-твердонёбным, читается как балкарское къ.

Къу — (къуы) Не имеет соответствия в русском языке. Читается как къ и у произносимые слитно, как один звук без выделения гласного звука у, например, къуажэ (селение)

Кхъ — (кхъы) Не имеет соответствия в русском языке. Читаться начало звука близкое Русскому к и х, является заднее-мягконебным глухим взрывным звуком. Читается, как дагестанское, осетинское хъ, чечено-ингушское кх, напр. кхъахэ (дряхлый)

Кхъу — (кхъу (ы)) Не имеет соответствия в русском языке, Читается как кхъ и у, произносится слитно без выделения гласного у, напр. кхъузанэ (сито)

Л — (лы) Читается близко к русскому ль. Однако звук л нельзя назвать в полной мере мягким, он занимает промежуточное положение между русским ль и л. Он приблизительно соответствует звуку л в немецком языке.

Лъ — (лъы) Не имеет соответствия в русском языке. Читается л твердо-свистяще. Отличается в произнесении от л тем, что голосовые связки не принимают участие в его образовании, напр. лъагэ (высокий)

ЛӀ — (лIы) Не имеет соответствия в русском языке, но близко к произношению лъы с предыдущим приглушенным т (тль) — с придыханием, например лӀыжь (старик)

М — (мы) Читается как русское М

Н — (ны) Читается как русское Н

О — (о) Читается как русское О

П — (пы) Читается как русское П

ПӀ — (пӀы) Не имеет соответствия в русском языке. Губно-губной мгновенный придыхательный звук. Читается, как дагестанское, чечено-ингушское пI, осетинское пъ, например пӀэ (постель)

Р — (ры) Читается как русское Р

С — (сы) Читается как русское С

Т — (ты) Читается как русское Т

ТӀ — (тӀы) Не имеет соответствия в русском языке, зубной резкий мгновенный звук, читается как Дагестанское, чечено-ингушское тӀ, Осетинское тъ, напр. тӀу (два)

У — (у) Читается как русское У

У — (у (ы)) Полугласный, неслогообразующий звук, когда у полугласное встречается с гласными или в начале слова; и встречается с девятью согласными (гу, гъу, ку, кӀу, къу, кхъу, ху, хъу, Ӏу) лабиализированными звуками.

Ф — (фы) Читается как русское Ф

ФӀ- (фӀ) Не имеет соответствия в русском языке. Губно-губной резкий звук, напр. фӀанэ (мотыга)

Х — (хы) Читается как русское Х

Ху — (ху (ы)) Не имеет соответствия в русском языке. Читаются х и у, произносится слитно, как один звук, без выделения гласного звука у, напр. хуабэ (теплый)

Хь — (хьы) Не имеет соответствия в русском языке Образуется в гортани. При его произношении задняя часть языка приподнимается и приближается к зеву, образуя щель, через которую воздух проходит с фрикацией, напр. хьэсэ (грядка)

Хъ — (хъы) Не имеет соответствия в русском языке. По сравнению с Русским х более «грубый», «хрипящий» образуется при участии задне-мягконёбной заставки, напр. хъарбыз (арбуз)

Хъу — (хъу (ы)) Не имеет соответствия в русском языке. Читается хъ и у, произносится слитно без выделения гласного у, напр. хъупӀэ (пастбище)

Ц — (Цы) Читается как русское Ц

ЦӀ — (цӀы) Не имеет соответствия в русском языке. Зубной резкий свистящий звук. Читается, как дагестанское, чечено-ингушское цӀ, осетинское цъ, напр. цӀыху (человек)

Ч — (чы) Читается как русское Ч

Ш — (шы) Читается как русское Ш

Щ — (щы) Приближенное соответствие русскому щ. Читается как Русские с и ш, произносится слитно, как один звук, без выделения того или иного звука, шипяще-свистящий звук, напр. щабэ (мягкий)

ЩӀ — (щӀы) Не имеет соответствия в русском языке. Передне-твердонёбный резкий шипяще-свистящий звук. Этот звук характерен лишь для Адыгских языков, напр. щӀыдэ (арахис)

Ы — (ы) Не имеет соответствия в русском языке. Придыхательный гласный звук, без которого невозможно произнести ни одного согласного звука в отдельности.

Э — (э) Читается как русское Э. Этот звук употребляется только в заимствованных словах, напр. аэроплан.

Ю — (ю) Читается как русское Ю

Я — (я) Читается как русское Я

Ӏ — (Ӏ) Не имеет соответствия в русском языке. Произносится в гортани, образуется этот звук с резким взрывом в результате размыкания голосовых связок, напр. Ӏэдэ (клещи)

Ӏу — (Ӏу(ы)) Не имеет соответствия в русском языке. Читается I и у, произносится слитно, как один звук без выделения гласного звука у, напр. Ӏунэ (гвоздь)

Наверх