МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Даргинцы « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Самоназвание — дарган. Народ Республики Дагестан. Всего даргинцев в Российской Федерации примерно 510 тыс. чел. Переписью 2002 г. в состав даргинцев включены кубачинцы (88 чел.) и кайтагцы (5 чел.).

Этноним дарган имеет литературную форму дарганти. Собирательно (народ) — дарго. В процессе национальной консолидации в состав даргинцев вошли близкородственные им кайтагцы (самоназвание хайдакьлан, хайдакь) и кубачинцы. Первые свидетельства арабских авторов о Кайтаге и Зирихгеране (Кубачи) датируются IX в. Первое упоминание этнонима относится к XV в.

Большинство даргинцев (425,5 тыс. чел.) расселены в центральной (срединной) части Дагестана, включая земли почти всех природногеографических зон (предгорной, горной, высокогорной, отчасти равнинной). 7,3 тыс. — проживают в Калмыкии, более 40 тыс. — в Ставропольском крае, 6,7 тыс. — в Ростовской области.

Основу социальной организации даргинцев составляла сельская община — джамаат. Общины образовывали союзы сельских обществ. Преобладающая форма семьи — малая, однако еще в начале XX в. встречались неразделенные семьи. Сохранялись тухумы — патрилинейные группы семей, ведущих происхождение от одного предка.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Даргинцы — мусульмане-сунниты шафиитского толка. Ислам утвердился среди даргинцев в XI в., расцвета достиг в XVII–XIX вв., чему способствовали и национальноосвободительные движения, облекаемые в религиозную форму, а также активная миссионерская и просвещенческая деятельность мусульманских богословов и духовенства. Ислам у даргинцев носит выраженный синкретический характер: значительное место в нем занимают доисламские языческие верования и представления, обряды и ритуалы, облеченные в исламскую форму.

Несмотря на многовековое влияние идеологии и культуры монотеистической религии ислама, в быту и культуре даргинцев сохранилось множество языческих мифологических персонажей былого пантеона и пандемониума:

Абдал (Авдал) — бог охоты, покровитель туров, диких коз, оленей, заботится о диких животных, пасёт их, доит; ограничивает отстрел зверей. В случае удачи Абдалу приносили в жертву сердце и печень убитого животного, а кости не выбрасывали и не сжигали — по ним Абдал оживляет зверя.

Бадз — божество, персонификация луны. Имеет облик прекрасноликой девушки. Распространён сюжет о пятнах на луне: луна и солнце (Берхи, Бархи)были влюблены друг в друга. Но луна стала хвастаться тем, что красивее солнца и на неё смотрят больше, чем на него. Тогда солнце бросило на лик луны комья несмываемой грязи, отсюда — пятна. Обидевшись, луна убежала от солнца, которое поняло свою вину и тщетно пытается догнать луну.божество, персонификация луны

Берхи (Бархи)- божество, персонификация солнца. Имеет облик прекрасного юноши, излучающего ослепительный свет. Барг выходит из моря и заходит в него. Его заглатывает морское чудовище Куртма; спасает и возвращает на небо бог Зал.

Куне — мифологический персонаж — добрый дух, покровитель рода, семейного очага; приносит изобилие в дом. Куне невидим, является в дом в пятницу (чтобы задобрить Куне, хозяйки смазывают в пятницу горячие печки жирным куском мяса или маслом). По представлениям даргинцев, Куне — женщина высокого роста, с большими грудями, с красными длинными до пят волосами, обычно невидимая людьми; обитает в центральном столбе дома. Её уход из дома предвещает беду, сама же она зла не причиняет.

Моиу — у даргинцев-акушинцев духи, ведающие рождением детей. Согласно первоначальным представлениям, являлись, по-видимому, покровительницами рожениц. По народным поверьям, моиу — злобные, опасные духи, насылающие на детей болезни, смерть; имеют облик старух в белых или чёрных одеждах.

Наиболее древними богами у даргинцев были олицетворяемые небо, земля, небесные светила и атмосферные явления. Наибольшим почтением в космогонических представлениях даргинцев пользовались солнце и луна, олицетворявшиеся в антропоморфном облике по признакам пола и родства. Сохранились клятвы солнцем и луной, что, несомненно, является отголоском язычества, так как в соответствии с канонами ислама клясться можно только именем Аллаха. Даргинцы-цудахарцы с. Куппа клялись ликом («Берла дяхIлера!») и лучами солнца («Берла нурлера!»). Клятва солнцем бытовала и у даргинцев-сюргинцев. Некоторые проклятия также связаны с солнцем и луной: цудахарцы желали ненавистному человеку, чтобы тот попал под черное солнце («ЦIуттар берлигу рик!») и чтобы его дом не освещало солнце («Хъули бери мабухъ!»). Пол солнца и луны определялись у даргинцев в опосредованной форме в примете: «Если беременной во сне приснится солнце, то родится девочка, а если луна – мальчик». Интересное поверье существовало у акушинцев: «Если девушка будет смотреть на луну, она забеременеет». Поверье довольно прозрачно определяло пол луны (юноша, мужчина) в космогонических представлениях акушинцев. У даргинцев существовало представление, что у солнца и луны имелись родители. Такое же верование было свойственно и другим дагестанским народам. Так, например, аварцы считали, что у солнца имеется мать («бакъул эбел»), называли ее также бабушкой, старой (кIодо). Чародинцы с. Гочоб называли «мать солнца» Мани, также называли ее и харбукцы. «Отца солнца» они называли бархIе ттуттеш. Представления об «отце солнца» (берла ттутташ) и «матери солнца» (берла неш) имелись и у цудахарцев.

По верованиям акушинцев, «солнце – мать, луна – дочь, которые якобы встречаются один раз в году». Когда дети очень редко навещали родителей, акушинцы говорили: «Как луна-дочь навещает солнце-мать». У сюргинцев бытовало выражение: «Лицо матери – лик солнца, лицо отца – лик луны» («Абала дахI берхIила дяхI, атала дяхI – бацла дяхI»). В связи с этим следует отметить, что в большинстве мировых традиций солнце – всеобщий отец, а луна – мать. По мнению мюрегинцев, луна – мальчик, солнце – девушка, «эти светила суть родные брат и сестра».

Целый ряд этиологических мифов, легенд, преданий и сказок даргинцев посвящен объяснению происхождения пятен на лике луны и причинам, почему солнце светит ярко, а луна тускло. Этот мотив присутствует и в мифе цудахарцев: «Как-то раз в полнолуние между луной и солнцем возник спор о том, кто из них красивее. В пылу спора солнце бросило в луну ком земли, отчего она покрылась пятнами и потускнела». Такой же миф бытует у урахинцев, правда, у них в луну бросают грязь. Затмения солнца и луны, не объяснимые в то время с научной точки зрения, вызывали в народе страх, панику и воспринимались как бедствие.

С солнцем и луной были связаны и определенные табу. Так, цудахарцы при заходе солнца не разрешали спать, так как считали, что укоротится жизнь. В это же время закрывали ставни окон и двери, чтобы из дома не ушел достаток. Они же в полнолуние запрещали пристально смотреть на луну: «Она – девушка и стесняется, когда ее разглядывают».

Примечательно, что определенные узловые точки дня (например, закат солнца), месяца (новолуние, полнолуние) и года (летнее и зимнее солнцестояние) даргинцы связывали с пребыванием (или возвращением) солнца у своей матери или отца. Харбукцы считали, что в день летнего солнцестояния «солнце доходит до своей матери» («БархIи абашшу абиян саби») и может у нее остаться. Для того чтобы этого не случилось, вплоть до 1938 г. проводили «Праздник дохождения солнца до своей матери», в который готовили любимое блюдо солнца – варево из злаковых культур (шабши). Исполняя обрядовую песню, блюдо раздавали детям.

О периоде зимнего солнцестояния мюрегинцы говорили: «Солнце к матери ушло» («берхIи нешличу арбягIя»), мекегинцы – «солнце у матери находится» («берхIи нешликеб саби»), цудахарцы – «солнце до матери дошло» («бери нешли гьабегъиб»). Цудахарцы с. Куппа во время зимнего солнцестояния считали, что «солнце на три дня остается у матери» («бери хIябал бери нешлиицуб калгва»). В самый короткий день зимнего солнцестояния харбукцы говорили: «Солнце дошло до отца» («бархIи ттуттешшишшу кабаб саби»)./06.03.2010 , 11:13, З.А. Исрапилова, старший преподаватель кафедры философии ДГТУ/

Земля почиталась даргинцами как богиня-мать, возрождающая, дающая жизнь и плодородие. У даргинцев, как и у их соседей аварцев, существовал древний ритуал – бездетные женщины и больные дети пролезали через отверстия в земле, вырытые на кладбище, чтобы приобщиться к плодотворящей силе земли и предков. Отверстия делались очень узкие, в них клались угольки (очищение огнем), яйца (символ возрождения) и хлеб (очищение от демонов). Позднее отголоски этих древних обрядов сохранились в символике арок и ворот. /В.И. Марковин «Дольмены Западного Кавказа». М., 1978/

Наверх

Ремесла и промыслы

Земледелие, скотоводство, обработка шерсти (сукно, паласы, вязаные изделия), кожи, камня и дерева, гончарное дело (с. Сулевкент). Металлообработка: кузнечное, бронзолитейное (медночеканное), оружейное и ювелирное дело (знаменитые кубачинские ювелиры). Вышивка шелком, золотое шитье. Современное хозяйство даргинцев базируется на традиционных занятиях.

Орнаментальное искусство

Чрезвычайной многогранностью выражения и множеством характерных оригинальных форм отличалось орнаментальное искусство, свидетельствующее о древности традиционного уклада жизни и особенностях мировосприятия даргинцев. Среди сюжетных и орнаментальных мотивов, представленных традиционными темами «Древо жизни», «Великая мать», заметное место занимала солярная символика. Солярными знаками (круги, спирали, розетки, кресты, свастики и т.д.) украшались самые разнообразные предметы быта: от деталей архитектурного декора до мелкой кухонной утвари и рабочего инструмента. В интерьере солярный орнамент покрывал опорные столбы, закрома, лари, сундуки, большие скамьи, кресла, табуретки, поставцы, мерки, солонки, ковры, паласы, переметные сумы и мешки, глиняную и медную посуду и т.д. Солярные мотивы присутствовали и на украшениях, главным образом металлических (серебряных), носимых отдельно и нашиваемых на женскую одежду. Известный этнограф Г.И. Исмаилов, классифицируя даргинскую вышивку на шесть групп, выделяет вышивку с солярной и астральной тематикой. Солярная символика и антропоморфные мотивы (богиня-мать, всадник, пляшущие человечки и др.) встречаются и в орнаменте дагестанских ковров. Астральные (солярные) знаки наносились в качестве татуировок на тело женщин некоторых народов (в том числе и у даргинок) горного Дагестана./ З.А. Исрапилова, старший преподаватель кафедры философии ДГТУ. «Солнце» и «луна» в верованиях даргинцев».

Наверх

Традиционное жилище

Горные селения даргинцев в основном скученные, террасообразные, в предгорье расселение более свободное, дома имеют дворы. Древнейшее жилище однокамерное, с очагом посередине. Основной тип жилища в горах — двух и многоэтажные дома с плоской крышей, в предгорье — двух и одноэтажные дома.

Наверх

Традиционная одежда

Традиционная одежда даргинцев: у мужчин туникообразная рубаха, длинные штаны, бешмет, черкеска, бурка, овчинные шубы-накидки, овчинные папахи, кожаная и войлочная обувь. Широкий длинный кинжал — обязательный атрибут горца. Основа женского костюма — платье-рубаха (туникообразная и с отрезной талией), в отдельных местах распашное платье — архалук, а также узкие или широкие штаны, кожаная и войлочная обувь. Головные уборы у женщин — чухта, а также чёрное или белое покрывало, из полотна и бязи, иногда шёлка, а ряде мест, таких как Кайтаг и Кубачи — с вышивкой и каймой. В настоящее время национальная одежда практически везде, за исключением высокогорных районов проживания даргинцев, вытеснена общеевропейской одеждой городского типа. Такой элемент мужской одежды, как национальная папаха, как правило носится лишь даргинцами старшего и преклонного возрастов. При этом женская одежда менее подвержена изменениям в силу сохраняющегося негативного отношения горцев к ряду современных новшеств (брюки, отсутствие платков, облегающая одежда и т.п.).

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

Традиционная пища — мучная и мясо-молочная, а также овощи, фрукты, зелень, ягоды.

Наверх

Фольклор

Развиты народное искусство, фольклор (предания, легенды, сказки, пословицы и поговорки, героические песни, баллады и др.).

Наверх

Язык и письменность

Даргинские языки — ветвь нахско-дагестанских языков.

Основные диалекты — акушинский, урахинский, цудахарский, сирхинский, хайдакский, муэринский, губденский, мекегинский, кадарский, чирагский, мегебский, кубачинский. Литературный язык начал складываться в советское время на основе акушинского диалекта.

По сравнению с другими нахско-дагестанскими языками фонетическая  система даргинских языков проста.

В них нет шумных латеральных согласных, а во многих языках и лабиализованных. Для части даргинских языков (кубачинского, кайтагского и др.) характерны геминированные согласные, по наличию-отсутствию которых даргинские языки традиционно делились на языки акушинского и цудахарского типа.

Система гласных, включающая, как правило, 4 основные единицы (i, e, u, a), осложняется за счёт фарингализованных фонем. В ряде языков имеется противопоставление по наличию-отсутствию фарингализации, например, в ицаринском (где есть пары a — aI, u — uI), кубачинском (в котором эта оппозиция охватывает всю систему). Долгие гласные возникают, как правило, в результате стяжения; в некоторых языках противопоставление по долготе стало фонематичным. Ударение и просодия изучены слабо. Фарингализация — важный просодический признак. В ряде языков для выражения грамматических значений может использоваться словесное ударение.

Имена существительные  имеют категории числа, падежа и класса именного. В большинстве даргинских языков представлены 3 именных класса (мужской, женский, неличный); в мегебском языке именных классов четыре (2 женских класса — «матери» и «дочери»). Маркер согласования представлен обычно в глаголе, а также в некоторых прилагательных, местоимениях, наречиях и послелогах. Обычно он входит в состав приставки, реже — суффикса. Помимо грамматических падежей, в даргинских языках представлены от двух (эссив-латив и элатив) до четырёх (латив, эссив, элатив и директив) местных падежей и, как правило, 4-6 локативных серий. В большинстве даргинских языков морфологически различаются локализации «нахождение внутри полого предмета» и «нахождение в сплошной среде», в некоторых представлена типологически редкая локализация «нахождение перед ориентиром», которая может сочетаться с направлением движения; ср. кубач. хъалта-гьа-тталла ‘спереди-дома-вверх’ — хъалта-би-тталла  ‘спереди-дома-туда’. 2 формы латива (суперлатив и иллатив), формально относящиеся к локативным падежам, часто имеют свойства грамматических падежей, выполняя ряд функций, типичных для дательного падежа. Множественное число выражается суффиксально, наблюдается также аблаут и омонимия числовых форм.

Система счисления десятеричная.

Личные местоимения 1-го лица в ряде языков (чирагском, кайтагском) различают формы инклюзива и эксклюзива, в ицаринском наблюдается формальное совпадение местоимений 1-го и 2-го лица множественного числа.

Глагол во всех даргинских языках образует большое число видо-временных и модальных парадигм. Большая часть глагольных форм представляет собой комбинацию одной из личных форм глагола либо одной из глагольных основ и потенциально отделяемой от глагола частицы, выражающей лицо, время, отрицание, вопрос и т. п. Есть также несколько собственно синтетических форм и аналитических конструкций с личным глаголом в роли вспомогательного элемента. Система неличных форм включает простые и специализированные деепричастия, краткие и полные причастия и несколько отглагольных существительных, в том числе имена действия — герундий и маздар. В некоторых языках имеются спрягаемые формы конъюнктива, которым соответствует инфинитив в остальных даргинских языках Отрицание выражается вспомогательным глаголом или отрицательным префиксом, в ряде языков также редупликацией глагольной основы. Даргинские языки принадлежат к числу немногих нахско-дагестанских языков, имеющих развитое личное согласование. Правила контроля личного согласования сильно расходятся по языкам, но везде, как правило, учитывают лицо основных актантов предложения, иногда также роль семантическую. Имеется морфологический каузатив.

Для даргинских языков характерна типичная для нахско-дагестанских языков эргативная конструкция предложения. Сфера применения аффективной и антипассивной конструкций сравнительно узка.

Даргинская письменность используется для записи текстов на даргинском литературном языке.

Арабский алфавит

Арабский алфавит для записей слов на разных даргинских языках начал использоваться ещё в XV веке, но приспособленый к даргинской фонетике алфавит на основе арабского был принят только в 1920 году.

 Алфавит Услара

В 1860-е годы бароном Усларом был составлен даргинский алфавит на основе кириллицы для урахинского языка (хюркилинского), но самими даргинцами он практически не использовался. Несколько изменённый вариант этого алфавита был использован при создании первого даргинского букваря в 1911 году.

Латинский алфавит

Арабский алфавит был плохо приспособлен для передачи звуков даргинского языка, поэтому в 1928 году, в рамках общесоюзного проекта по латинизации был принят даргинский алфавит на латинской основе, для даргинского литературного языка на основе акушинского. Изначально в даргинском латинизированном алфавите не было заглавных букв. После реформы 1932 года алфавит принял вид, представленный на рисунке.

 Современный алфавит

Кириллический алфавит был принят в 1938 году. В 1960-е годы была добавлена буква ПI пI.

А а

Б б

В в

Г г

Гъ гъ

Гь гь

ГӀ гӀ

Д д

Е е

Ё ё

Ж ж

З з

И и

Й й

К к

Къ къ

Кь кь

КӀ кӀ

Л л

М м

Н н

О о

П п

ПӀ пӀ

Р р

С с

Т т

ТӀ тӀ

У у

Ф ф

Х х

Хъ хъ

Хь хь

ХӀ хӀ

Ц ц

ЦӀ цӀ

Ч ч

ЧӀ чӀ

Ш ш

Щ щ

Ъ ъ

Ы ы

Ь ь

Э э

Ю ю

Я я

 

 

Наверх