МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Орочи « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Орочи (самоназвание орочисэл, ороч, а также нани (утраченное старое самоназвание, заимствовано от амурских нанайцев: «на» — земля, «ни» — человек, перевод — «местный житель»; обычно именовали себя по местам проживания, по родовой принадлежности)) — народ в России.

Живут в основном в Хабаровском крае (426 чел., 2002 г., преимущественно в низовьях реки Тумнин с её притоками (Ванинский район), и по реке Хунгари, притоку Амура, по Амуру, у озера Кизи (Ульчский район) и др.

В вопросе о самоназвании нет определенности. Ульчи и нанайцы издавна, а с XIX века и русские, именовали коренное население Амура орочами. Этот этноним был внесен в 1930-е гг. в официальные паспорта. Позднее было выявлено бытовавшее у них самоназвание нани — «здешние жители», как у нанайцев и ульчей, но этот этноним по их же утверждению «принесли» с Амура соплеменники, длительное время жившие среди амурских аборигенов.

 Формирование орочей происходило на склонах Сихотэ-Алиня, на территории от залива Де-Кастри на севере до р. Ботии на юге. В этом длительном процессе принимали участие элементы различного этнического происхождения, как местного (нивхские, айнские и др.), так и эвенкийского и др. В результате сложились пять территориальных групп: амурская, хунгарийская, тумнинская, приморская (хадинская) и коппинская.

Орочи делились на патрилинейные роды. Некоторые из родов исчезли к началу ХХ в. Между семьями отдельных родов, а иногда и с представителями других народов заключались дружеские экзогамные союзы (духа).

Основной формой социальной организации была территориально-соседская община, состоявшая из всех жителей селения, представителей разных народов. Существовали большие (хигады) и малые (нугги) семьи; каждая семья являлась самостоятельной экономической единицей. Как правило, все члены общины, состоящей из семей различной родовой принадлежности, были связаны родственными брачными отношениями. Одной из форм заключения брака был взаимный обмен сестрами. Вплоть до начала ХХ в. бытовал левират. Заботу о воспитании детей брали на себя не только родители, но и дядя по матери (авункулат). Распространены были неравные по возрасту браки, многоженство, сохранялись родовая и общинная взаимопомощь, межродовые суды, кровная месть.

ОРОЧСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Январь — половина зимы(беэ ича)

Февраль— теплеть начинает (беэ кусе)

Март — конец зимы ( беэ туа)

Апрель— рыхлый снег  (беэ соонко)

Первая половина мая — освобождение рек ото льда (без онко)

Вторая половина мая — природа расцветает (без ипакта)

Июнь — подготовка балаганов к рыбной ловле (беэ джумачи)

Июль — середина лета, жара (хакугды беэани)

Август — пора отдыха, время заготовки пантов (беэ икки иггаса)

Сентябрь— месяц гона изюбрей (беэ гикку)

Октябрь — конец гона изюбрей, время устанавливать на зверя петли(беэ сакту, сактуи, без хука)

Ноябрь  — месяц ветров (беэ адыи)

Декабрь — холодное время (беэ мия)

МЕСЯЦЫ ГОДА.

АННАНИ БЕИНИ

Январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь. октябрь, ноябрь, декабрь.

Гуси беини, туа, оёнко, илакта беини, онко беини, дюммачи беини, игтаса беини, хукканку, эдихи, мне беини, ича.

 

НАЗВАНИЯ ФАЗ ЛУНЫ

Беэ самнани какта осини Месяц ломаясь, половинкой стал

Беэ самнами аланга бэдэ осини Месяц ломаясь, древку лука подобен стал

Беэ самнами малакпини Месяц ломаясь, исчез

СИСТЕМА ИЗМЕРЕНИЯ ДЛИНЫ

Да — русская маховая сажень. Например, длина речной долбленной лодки у орочей составляла 10 маховых сажень (да)

То — расстояние от конца большого пальца до конца среднего пальца руки

Сие — расстояние от конца большого пальца до конца указательного пальца руки (русская четверть)

Багими ия — расстояние от концов пальцев вытянутой в сторону правой руки до левого плеча

Омоги дуэни — ширина ногтя указательного пальца

Дюдя дуэни — ширина двух пальцев (указательного и среднего)

Иланги — ширина трех пальцев (указательного, среднего и безымянного)

Дынго — ширина кисти руки

Маяпа — расстояние между средним суставом согнутого указательного пальца и концом большого пальца, отогнутого в сторону

Омо нгала — длина правой руки

Хангта — ширина ладони с большим пальцем

Багдэса богдоло дуэни — длина левой руки

Бадэса ичо дуэни — расстояние от концов пальцев вытянутой в сторону правой руки до локтя левой руки

Омо дыя — один шаг

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Жизнь и поведение орочей в обществе и в природе регулировала система религиозных верований и запретов, в которой весь мир предстоял населенным добрыми и злыми духами (анимизм), у них просили удачи, принося жертвы. Существовал культ огня с рядом запретов. Нельзя было плевать в огонь, бросать в него что попало, прикуривать от него. Весьма почитались Тэму – хозяин (или хозяйка) водной стихии и касатка – священное животное, имеющее власть над морскими зверями и рыбами (промысловый культ). Известны были и другие духи – хозяин скал, ведающий пушным зверем и рыбой (каггаму), хозяин грома и погоды (агди эзэни). Космос представлялся состоящим из Верхнего, Среднего и Нижнего миров. Творец Верхнего мира (буа, буа эндури) – верховное божество, управляющее вселенной с помощью множества помощников. Творцом Среднего мира, людей и животных, считался культурный герой Хадау. Сотворив земной мир, он поссорился с женой и оба окаменели: Хадау превратился в почитаемую скалу на р. Кеппи, а его жена – в высокую гору на Сахалине. Манги — предок, богатырь-охотник, сын культурного героя Хадеу, гнавший по небу лосиху с лосенком, похитившим солнце, кроме того, он первый умерший, добровольно ушедший в Буни, чтобы предотвратить перенаселение земли. Орочи вырезали Манги на посохе и других шаманских атрибутах. Многие шаманы забайкальских эвенков считали его своим предком, вели от него свой род. По народным представлениям земля – это огромная лосиха, имеющая восемь ног (иногда огромная кошка), хребет ее – цепь гор, шерсть – деревья, пух – трава и кустарники, паразиты в шерсти – звери, а вьющиеся вокруг нее насекомые – птицы. ; когда махина переступает с ноги на ногу, происходит землетрясение

Óми- душа человека (зародыша или ребенка до года) и животных. Орочи считали, что Оми птиц находится на луне под наблюдением одной или двух старух: тигровой (Оми людей и животных) или медвежьей (Оми людей).

Из мира нерожденных душ Оми спускается на землю в виде гриба-дождевика. Попадая в женщину, Оми дает начало жизни ребенка.

Тигра почитали как священного зверя, его никогда не убивали, он – предок одного из родов (тотемизм). Дуэнтэ – «хозяин» медведей, также считался священным. Дуэнте представляется в виде старика или огромного медведя, след лапы которого — с кабаргу (животное до одного метра), а глубина следа — человеку по колено. Для медвежьего праздника, подобно другим амурским народам, орочи выращивали медвежат в специальных срубах, а во время праздника происходило ритуальное поедание мяса убитого медведя, устраивались различные состязания.

Посредниками между людьми и хозяевами Нижнего и Верхнего миров или между людьми и духами были шаманы, как мужчины, так и женщины, если им во сне являлся дух умершего шамана. Каждый шаман имел своего личного духа-покровителя и множество духов-помощников. Ритуальной одеждой и предметами культа служили бубен с колотушкой, пояс с погремушками, юбка (хосэ), а к спинке халата прикрепляли крылья орла или другой птицы. На шаманскую одежду наносили изображения духов-помощников (змей, червей, лягушек, ящериц, птиц, рыб), аналогичные фигуркам на бубнах, колотушках. Шаманы делились на добрых и злых: верили, что злой шаман (амба самани) поедает души зверей и людей. Во второй половине XIX в. орочи были крещены и формально приняли христианскую веру.

Наверх

Ремесла и промыслы

Основными занятиями были охота и рыболовство, в меньшей степени – морской зверобойный промысел. Год делился на месяцы, соответствовавшие фенологическим (природным) явлениям и промысловым занятиям: гуси биани – «месяц прилета орла»; туа – «месяц ворона», зонка – «месяц, когда течет с крыши», илакта биани – «месяц цветов»; нада биани – «жаркий месяц» (7-ой), омо хукканку ини – «первый месяц охоты с петлями»; амукин хукканкини – «последний период охоты с петлями»; мийэ – «месяц плеча»; ичэ – «новый месяц» – январь.

Сезон пушного промысла продолжался с октября до марта. На промысел уходили артелями, но охотились индивидуально. Семьи охотников оставались в зимних селениях. На месте промысла группа жила в общем жилище, но каждый охотник имел свой амбар, в котором хранил снаряжение и продовольствие. Охотничье оружие состояло из лука (бэн), копья (гида), охотничьего ножа (кучэн), самострелов. Для охоты на водоплавающую и боровую птицу и на белку применялись стрелы с различными наконечниками: костяными четырехгранными, ромбовидными, железными листовидными (дюи матада). Самострелы (дэнгу) использовали на соболя и лисицу, выдру (усули), медведя (сэмми). На пушного зверя ставили различного рода ловушки давящего типа (хипитаока, дои, ланги), черканы (капаалана), защемляющие – на лис (касока), на переправах через ручей – петли (хукка). Обнаружив свежий след соболя, охотник преследовал его до входа в нору, а у выхода устанавливал сетку-рукавчик (адулика) и дымом выгонял соболя.

На лося, кабаргу, изюбря, косулю, кабана, оленя, а также на медведя охотились круглый год. Осенью приманивали лося и изюбря манком – берестяной трубкой (ынггутанки, холбоока), кабаргу – берестяным свистком (пипу, пича). Зимой и весной крупных копытных преследовали на лыжах по насту или глубокому снегу.

Рыболовством занимались круглый год, с помощью острог – двузубых (дюнгни, сэпэнгку), трезубых (мэньмэ, акигда), шестизубых (сичинки). Добывали частиковых, карповых, осетровых рыб, летом и осенью проходных лососей. Пользовались крючковыми снастями, удочками и острогами для подледного лова, приманками (бэмэукэ). Широко использовали сети из крапивных нитей – подледные мешкообразные (анга), плавные и ставные (чидя, давамагда). Лосося ловили также ловушками (уки) и неводами, заимствованными у русских. В море промышляли нерп и сивучей. Нерпу били четырехзубым гарпуном (дёббо). В заливе Де-Кастри охотились с берега или с лодок при помощи гарпуна с многометровым составным или более коротким древком. Известны были искусственные лежбища из плавающих бревен с крючьями, на которые напарывались животные. Охота с огнестрельным оружием прочно вошла в практику в конце XIX в.

В материальной культуре прослеживаются тунгусские и амуро-сахалинские элементы.

Из домашних производств известны обработка дерева, бересты, шкур, выделывание ниток из крапивы, кузнечество. Орочские кузнецы (таучимди) с помощью простейших инструментов и приспособлений – наковальни (дэрэсу), молота (сазди халуа), кузнечных мехов (кугэ) умели выковывать из старых металлических предметов железные наконечники стрел и гарпунов, ножи, а из золота и серебра – украшения.

Средствами передвижения зимой служили лыжи и нарты. Лыжи были двух типов – широкие подволоки, подклеенные камусами (суикта) и голицы (кингилэ). Упряжное собаководство – амуро-сахалинского типа с попеременной упряжкой «елочкой», упряжь шейная. Ездили на прямокопыльной нарте с передней, а иногда и задней горизонтальными дугами, а с начала ХХ в. вошли в употребление восточно-сибирская нарта и попарная упряжка. Для перевозки грузов пользовались нартами бэчимэгдэ и ончоко.

На больших долбленых лодках амурского типа (ульмагда), малых долбленках (отонго), больших морских плоскодонках (тамтыэ) и морских долбленых лодках-оморочках (момми) передвигались по горным рекам с помощью шестов, а на глубоких местах – весел и паруса. Берестяные лодки (дяви) к приходу русских вышли из употребления.

Наверх

Традиционное жилище

Постоянные зимние поселения располагались вблизи от мест охотничьего промысла, на реках. Некоторые селения существовали десятки и даже сотни лет, но все были малочисленны, не превышая пяти-шести жилищ, отстоявших от других на 15-20 и более километров. Зимние жилища (тувэззэ) представляли собой срубные прямоугольные полуземлянки из плах. Двускатная крыша покрывалась еловой корой, прижатой сверху толстыми жердями. Изнутри вдоль стен делали дощатые нары для сна, в центре – очаг-костер, а над ним – дымовое отверстие. Место напротив двери, за очагом считалось почетным. Снаружи перед входом делали из коры небольшой коридор – «кладовую». Для утепления полуземлянку покрывали травой, зимой забрасывали снегом. В подобных зимниках нередко жили две-три семьи. Около зимника в амбарах (дзали) семья хранила юколу, домашнюю утварь, охотничье и рыболовное снаряжение, одежду; имелись навесы (пэулэ) на столбах для сушки юколы и проветривания одежды, а также срубы, в которых выращивали медвежат для медвежьего праздника. В конце XIX – начале ХХ в. появились срубные жилища русского типа, строили их русские.

Летнее жилище (кава) – наземное каркасное корьевое сооружение из жердей с вертикальными стенами, с двускатной крышей, покрытой еловой корой, с входом со стороны реки. Внутри него располагался двухъярусный помост из жердей для хозяйственных целей, вдоль стен – дощатые нары (дамои), спали на которых изголовьем к стене, а укрывались одеялом из собачьих шкур. На жердях, подвешенных внутри, сушили одежду, приготавливали юколу. Осенне-летнее жилище было двускатной постройкой (болоджё) из жердей с аналогичной летнему внутренней планировкой. Конический чум (анга), крытый еловой корой или берестой, служил временным жильем. Зимой на охоте промысловики группами жили в конических постройках из плах (вэнтэхэн). На месте промысла строили помосты-лабазы (дакка), где хранили снаряжение, запасы продовольствия, добычу. Во время перекочевок ставили ветровые заслоны и двускатные палатки (майка) с покрытием из рыбьей кожи.

Наверх

Традиционная одежда

Одежда и обувь – амурского типа: распашные халаты из ткани покроя кимоно, с правой полкой, надставленной из другого куска (левая пола скашивалась от шейного выреза к правой подмышке) и боковыми клиньями. Рукава длинные, суживаются к концам. Застежка на три пуговицы с правой стороны. Борта, шейный вырез, подол и полы орнаментированы. Халаты шили без подкладки (покто), на подкладке (каптима); зимний – на вате (хокто), на лисьем меху (сулякима тэггэ), из собачьих шкур мехом наружу (эруэ), женские – из рыбьих кож (умами, уккэди). Нагрудники (лэли) оформляли металлическими подвесками и другими украшениями. Комплект женской одежды дополняли ушные серьги (ика), ожерелья (монголи), носовые серьги (сандэха). Серебряные браслеты носили как женщины, так и мужчины. Для промысла шили куртки из ровдуги (качуи), из шкур кабарги, оленя (конгго), из двух шкур с голов лосей (мята), фартук из рыбьих кож (бэпи). Одежду подпоясывали поясами (уму): у мужчин на поясе висели ножи, кресало, трут, пороховница, у женщин – нож для кройки (гиресу), костяной игольник. Нижней одеждой служили короткие штаны (хооки) из ткани, рыбьей кожи, ровдуги, женские – с малым нагрудником (дыбба). Женские короткие ноговицы из ткани на вате, а мужские длинные из ткани, рыбьих кож (ойи), из лосиной шкуры (такима ойи) или из шкур собак (индахсама ойи), и ровдуги (носама амусю) поддерживались специальными поясками (тэлэ). Деталями праздничной мужской одежды служил фартук (бэпи) из ровдуги, женской – наплечные пелерины (сини), съемные круглые меховые воротники (монгоско). Наиболее состоятельные женщины имели шелковые шубы на меху.

Летом женщины носили берестяную шапку (ау) конической формы, зимой – ватную или меховую шапку, а со второй половины XIX в. – платки. Мужчины-охотники на матерчатую накидку в виде шлема надевали круглую шапочку (апу) из белого меха оленя. Шею закрывали шарфом из беличьих хвостов. Рукавицы (коокто) имели на ладони вырез, позволявший высвобождать руку, не снимая их. Обувь была, как и у других народов Амура – поршневидная и башмаковидная. Для ходьбы на лыжах надевали унта – поршни амурского покроя с загнутым и заостренным носком и короткими голенищами из рыбьей кожи, шкур морского зверя или ровдуги. У женских поршней из рыбьей кожи (пондоко) носок был тупой. Поршни из лосиной ровдуги имели шипы и предназначались для ходьбы по льду. Башмаковидные сапоги тунгусского покроя (торбаса) шили из камусов сохатых. Голенища у мужских сапог – выше колен, у женских – короткие. Верхний край оторачивали мехом, внутрь надевали меховые чулки.

Не принято было стричь волосы. Мужчины заплетали их в одну косу (чохчо), женщины – в две (патучи). Заплетенные косы обматывали красным шнуром, женщины вплетали в косы нитки бисера и бляхи из металла.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

Традиционная пища – рыба. Из нее варили бульон (окто), суп, заправленный юколой, перцем или черемшой (улэты). Кусочки отварной рыбы смешивали с ягодами и заливали нерпичьим жиром или, размяв в руках, смешивали с мелконарезанными головными хрящами кеты или горбуши и приправляли черемшой. Особенно популярной была тала – мелко нарезанная сырая кета или горбуша, калуга, ленок, таймень. Из лососевых готовили юколу, снимая с каждой стороны 4-5 тонких слоев филе: вялили на солнце, реже коптили и ели сырой, вареной и жареной. Любили улаты – кусочки вареной юколы, приправленные перцем и черемшой. Красную икру сушили. Большим лакомством считались хрящи осетровых и носики лососевых. В конце XIX в. у русских научились коптить и солить рыбу.

Мясо ели сырым, отварным, жареным, мороженым, вяленым. Собачье мясо служило ритуальной пищей. Лакомством считались сердце, печень сохатого, медведя, а сырой костный мозг был лучшим угощением. Приготавливали студнеобразные блюда из разваренной мездры с лосиной шкуры, рыбьей кожи.

Важное значение имело собирательство: заготавливали голубику, клюкву, красную и черную смородину и др. ягоды, черемшу, клубни сараны. Из ягод черемухи пекли лепешки (ияа), десятки съедобных трав и корней потребляли с рыбными супами и мясной пищей, употребляли вареных двустворчатых моллюсков. Лакомством считались чумиза, фасоль, которые покупали у маньчжурских и китайских торговцев. В конце XIX в. у русских заимствовали крупы, овощи, картофель, научились квасить капусту, солить грибы, варить варенье и т.п. Из круп и муки варили жидкие каши, суп с клецками.

Утварь была в основном берестяная: ведра (куккэ), прямоугольные короба для хранения посуды, солонки (капту), ковши, туеса (кондже). Из дерева изготавливали блюда, чашки (моко), ложки (уня), половники для снятия пены (явка), столики для еды (дэрэ), металлическую посуду покупали. Пищу варили в больших котлах, а на промысле – в котелках (ико), чай кипятили в чайниках (тянки), рыбу и мясо жарили на сковородах (коворода), картофель или овощи варили в чугунках (тугунка).

Бянси (рыбные пельмени)

Приготовить крутой тесто из муки, воды и соли. В качестве начинки берут измельченное рыбное филе (сазан, кета и др.) с добавлением лука, чеснока, перца черного, черемши. Готовые пельмени отварить в подсоленной воде. Подать пельмени на стол политые маслом или жиром.

Картофельная тала (Дудуэсэ талани)

Очищенный картофель нарезать очень мелко (как лапшу) и опустить его на несколько минут в кипящую слабо подсоленную воду. Затем откинуть на дуршлаг (картошка не должна еще свариться до готовности).В недоваренный картофель положить нарезанную мелкими кусочками вымоченную соленую кету, добавить рыбий жир или растительное масло. В качестве приправы можно подать дикий лук или черемшу.
На 1 кг. картофеля — 300 гр. отмоченной рыбы, 1 головку лука, соль и перец по вкусу.

Суп из свежей рыбы с картофелем (Су гдя си лени)

В кастрюлю с холодной подсоленной водой положить очищенный, мелко нарезанный картофель. Когда вода закипит, добавить очищенную и нарезанную кусками рыбу. Варить на слабом огне 30-40 минут (в зависимости от размеров кусков рыбы). Готовый суп заправить лавровым листом, луком или черемшой и молотым перцем.
Для супа взять рыбу, не очень постную и костистую. Удэгейцы предпочитают кету (дава), тайменя, хариуса, ленка, а также других рыб из породы лососевых.

Рыбные котлеты (Вандзя)

Очистить рыбу от чешуи, обрезать плавники, убрать внутренности, срезать филе.
Для приготовления фарша рыбное филе очень мелко нарезать, добавить зеленый лук или черемшу, соль, перец и все хорошо перемешать. Сформировать котлеты и ваварить в кипящей воде 3-5 минут, затем заправить растительным маслом и подать на стол горячими.

Жаркое из мяса изюбра

Разделать изюбра, вырезать мякоть с окороков крупными кусками и поместить в холодную воду на 24 часа.
Затем куски мяса промыть, обсушить и посыпать солью. Положить на сковороду или противень с разогретым жиром и обжаривать со всех сторон до образования румяной корочки. После этого мясо надо поставить в духовой шкаф, добавить немного мясного бульона или воды и жарить до готовности 1,5-2 часа. Периодически мясо надо вынимать и поливать образовавшимся соком.

Жаренная рыба (Сугдя кекты)

Подготовленную рыбу посолить и обжарить на сковороде с маслом. При подаче на стол посыпать рыбу мелко нарезанной зеленью полевого лука или черемши. (Караси, сазан, хариус, ленок и др.)
Пресные лепешки, испеченные на сковороде, а также жаренные лепешки с нерпичьим жиром или растительным маслом.

Солима (десертная еда)

Жаренные лепешки нарезать на маленькие кусочки, добавить ягоду (голубицу, смородину, черемуху, бруснику), сахар. Заправить растительным маслом.

Пекта (суп с клецками)

Сварить мясной бульон и одновременно приготовить тесто для клецек в тарелку всыпать муку, вбить яйцо, добавить соль, воду и замесить тесто.
На 2 л. бульона -1,5 стакана муки, 1 яйцо, 1/4 стакана воды. соль по вкусу.

Шашлык из рыбы (рыба, запеченная над костром в собственном соку)

Самый вкусный шашлык получается из только что пойманной рыбы (живой). Для приготовления шашлыка взять хариуса, ленка или сазана весом не более 1 кг. Очистить от чешуи, обмыть, разрезать по спинке, убрать внутренности, еще раз тщательно промыть, обсушить чистой материей, посолить, поперчить и нанизать на специальную палку, один конец которой в виде плоского острия пики, а второй заострен как колышек. Палка, на которой будет жариться шашлык, должна быть достаточно прочной, длиной 80-100 сантиметров.
Шашлык жарить над костром, в котором горят смолистые дрова, дающий много жара, но мало дыма. Для этого палку с нанизанной рыбой помещают наклонно над костром (нижний конец палки втыкают в землю и наклоняют верхний конец ее над костром). По мере зажаривания шашлыка с одной стороны (обращенной к огню), повернуть рыбу другой стороной. Жарить шашлык 10-15 минут в зависимости от толщины рыбы.
К шашлыку можно подать свежие (соленые) помидоры, лук и другие приправы (например, соевый соус).

Куди (каша из ячменной крупы)

Налить в кастрюлю воду, положить соль, а когда закипит — масло. В кипящую воду всыпать крупу и варить 30-40 минут. Готовую кашу разложить по тарелкам и полить маслом.
На 1,5 л воды -1,5 стакана крупы, 3-4 столовые ложки сливочного или растительного масла, 1 чайная ложка соли.

Хунта (Паштет из рыбы)

Мясо тайменя, нарезанное большими кусками, положить в котел без воды и тушить на медленном огне до тех пор, пока мясо не отстанет от костей. Кости отделить и выбросить, а мясо про должать тушить до полного выкипания жидкости. Рыбье мясо при этом станет светло-коричневого цвета.

Наверх

Фольклор

Фольклор сходен с фольклором других тунгусо-маньчжуров Приморья и Приамурья и отражает формирование народа во взаимодействии с различными родовыми группами нанайцев, ульчей, удэгейцев, древней тунгусо-маньчжурской цивилизацией (древние формы шаманизма, тотемические воззрения, предания о происхождении родов, фольклорные описания дворцов и их владетелей, массовых состязаний воинов, больших парусных лодок с десятками гребцов, конных повозок и др.).

Существуют мифы о тигре – помощнике верховного божества боа или старике эндури. Другим персонажем орочского пантеона является медведь, у которого много параллелей с ролью тигра. Хозяин медведей и хозяин тигров живут на лунной земле, где каждый имеет свою половину территории. На тигровой половине луны живут души людей и животных, а на медвежьей только души людей. Жены медведя и тигра вскармливают души умерших, чтобы они снова ожили в виде детей, и посылают их на Землю. Значительное место в мифологии занимают мифы о духах-хозяевах зверей, рек, моря, главным из которых является морская старуха (тэму).

К малым жанрам фольклора относятся формулы молитвенных обращений во время религиозных обрядов, шутки, анекдоты, прибаутки (хримба), загадки (ганга). Лирические песни-импровизации (дяри) всегда индивидуальны.

Музыка орочей лирическая, эпическая, игровая, звукоподражательная, инструментальная, обрядово-шаманская и ритуальная, связанная с медвежьим праздником. Музыкальные инструменты дудуманку – однострунный смычковый лютневый, пупан – тальниковая свистковая флейта, тэнкэрэ – тростниковый духовой язычковый, муэнэ – дуговой металлический варган, кункай – пластинчатый бамбуковый варган, конокто – бубенчик, каухаракта – колокольчик, ачиан – пластинчатые металлические подвески-погремушки, пэайа – круглые подвески-погремушки, лэли – набор разнообразных подвесок-погремушек на женском переднике.

В шаманской традиции главное место занимает ритуальное пение шамана (йaйa), которое сопровождается «магическим» звучанием бубна (унту) и набора конусных подвесок на специальном поясе (сиса). Содержание шаманских песнопений импровизируется.

Церемониальная музыка, звучавшая на медвежьем празднике, включала инструментальные наигрыши, исполняемые на ударном бревне (узазинки) в сопровождении скандированных напевов.

Когда Земля только ещё остывала

 

 

     Когда  наша  земля  только  начинала  застывать,  Хадау*  создал,   как

рассказывают, одну семью орлов и одну семью воронов. Когда земля только  еще

остывала, наши места, говорят, были сплошь покрыты водой.  Поэтому  ворон  и

орел все время летали. Летают, летают и никакой земли не находят. Летая  они

увидели вдруг кусок скалы. Орел спрашивает:

     — Ты не устал?

     — Ничего, пока еще не устал, — ответил ворон.

     — Ты легкий, тебе-то хорошо, — говорит орел. — А вот я потяжелее, я уже

устал. Давай-ка сядем на эту скалу.

     Опустились они на скалу и стали на ней жить. Живя там,  они  уже  стали

совсем как люди. Орел, как человек, изготовил пальму, лук и  стрелы.  Так  и

жили. Потом у орлов появился ребенок, сына они родили. И у воронов  появился

ребенок, они родили дочь. Жили, жили они там, и дети у них подросли.  Выйдут

на улицу и играют в куклы и другие детские игры. Отцы их ходили на  охоту  в

поисках пропитания, а матери выполняли всякие домашние работы. Живут они так

и живут. И вот море стало убывать, а земли, где они  жили,  становились  все

больше и больше. Потом земля стала показываться и в некоторых других местах.

Как-то раз орел пустился в рассуждения:

     — Мы с тобой, ты, ворон, и я, орел, друг друга

     духа. А раз мы духа, то чтобы могли существовать наши потомки, давай  я

разгорожу пальмой* угодия, на которых мы живем.
     Сказав это, он взял пальму, положил ее между  собой  и  вороном.  Ворон слушает молча. А орел продолжает:
     — Вот теперь, ворон, мы с тобой чужими стали. Раньше  были  друг  другу духа, а теперь, когда разгородились пальмой, перестали ими  быть.  Теперь  я буду сватать твою дочь за своего сына. И когда придет наш срок подняться  на тот свет,  дети  наши  смогут  жить  счастливо.  Научим  своих  детей  всему заблаговременно и можно будет уходить.
     — Ну, ладно, — согласился ворон, — положу и я свой лук с пальмой, чтобы наши дети могли дать названия своим местностям.
     Сказал так и положил свой лук. Море становится все меньше и  меньше,  а земля — все больше и больше. Вот про то самое время, когда земля  постепенно расширялась, орочи и говорят в различных своих преданиях: Когда земля только начинала остывать . И только после этого люди и стали рождаться. Место,  где ворон положил лук (бэн), они назвали Бэхи. Люди рода  Бэхинка  первоначально рождались в этих местах, и здесь  их  было  больше  всего.  Так  об  этом  и рассказывают. С тех пор и пошли разные предания.  Сейчас  я  рассказал,  что земля начинала остывать. Есть об этом и другое предание. Земля,  на  которой мы живем, была покрыта водой — сплошная жижа. Прошло много времени,  и  вода стала уходить. Все убывает и убывает… Наконец стала появляться земля. И  к тому времени, как начали рождаться люди, постепенно из  воды  появилась  вся земля. Только тогда начали рождаться люди и разные животные.  Все  они  были голыми.
     Когда земля наша была  еще  сплошь  покрыта  водой,  море  волновалось, поэтому и горы на нашей      земле так похожи на морские волны, все горы в нашей местности.  Поэтому и по берегам реки Тумнии  горы  —  это  то  возвышение,  то  углубление,  то возвышение, то углубление, совсем как будто волнующееся море: утес Гудюму, а ниже по реке — Ду-ника, и все так же по всей реке.   Вот так и возникали разные предания.

     Хадау — творец всего живого на Земле в мифологии орочей.

     Пальма- (ороч.) — длинный нож с односторонним лезвием, прикрепленный  к

длинному древку.

       Смельчак Ядури

     В одной местности жило много людей. Каждый жил в своем  доме.  Был  там один человек, совсем глупый, ничего-то он не  понимал.  Звали  его  Смельчак Ядури. Пищи у него нет, одежды и обуви нет — ходит голый. Ни матери нет,  ни отца. Долго жил он одиноким. Однажды пошел к богачам и попросил  себе  пиши.
Ничего ему не дали. Заплакал он и пошел прочь. Заходит в каждый дом и просит поесть:
     — Дайте мне пищи!
     Никто не дает. Долго он шел. Уже свечерело. Тут он повстречал старушку.
Она ему говорит: — Смельчак Ядури, пойдем к тебе в дом.
     — У меня в доме нет ни еды, ни одежды, — отвечает Смельчак Ядури.
     — Ничего, — продолжает старушка, — люди едят, и мы поедим, люди находят  одежду, и мы найдем.
     Привел Смельчак Ядури старушку к себе домой. Она легла спать на земле в одном месте, а Смельчак Ядури — в другом.  Ночью  он  проснулся,  смотрит  — вместо старухи красивая девушка, а старухи нет. Девушка  хороша  собой,  как солнце. Встал утром, а в доме у него совсем хорошо. И одеяло, и  постель,  и подушка, и одежда, и обувь — все есть. Тут девушка и говорит:
     — Смельчак Ядури, не ходи сегодня по домам. Пищи у нас много.
     Смельчак Ядури не пошел. Жена его готовит всякие кушанья и говорит:
     — Сегодня в полдень придет мой отец. Когда он войдет, поклонись ему,  и я тоже поклонюсь.
     Старик пришел,  опираясь  на  деревянный  посох.  Старик  был  большой,  сильный. Смельчак Ядури поклонился ему, и девушка тоже поклонилась. Тогда старик промолвил:
     — Тебя и эту девушку, мою дочь, ищу уже семь лет. Ты,  Смельчак  Ядури, женился, что ли, на моей дочери?
     А дочери сказал:
     — Зачем же ты за бедняка вышла замуж? Но раз уж вышла,  так  и  живи  с ним.
     Потом добавил:
     — Ты будешь владычицей  водяного  царства,  а  ты,  —  обратился  он  к Смельчаку Ядури, — будешь властелином  грома.  Ты,  Смельчак  Ядури,  будешь навещать мою дочь весной, в середине лета и осенью.
     Только кончил говорить, как в доме его «е стало. Вышел  Смельчак  Ядури на улицу и увидел старика вверху на облаке. Входит в дом и говорит:
     — Я пойду к соседям.
    — Не ходи! — просит его жена. — Мне скоро уже уходить в  море.  Если  я здесь долго пробуду, отец браниться станет.
     Сказала и исчезла.
Смельчак Ядури взял бумагу и вырезал ножницами коня. Затем дунул — ну-у! Выскочив наружу, его конь встрепенулся  —  Тыр-р-р!  Сел тут Смельчак Ядури на коня, на его крылья, и конь взлетел вверх, к  облакам. К жене своей он прилетел весной, и в середине лета, и  осенью.  А  жена  его жила на морском острове, между большим и малым  морями.  Стала  она  морской хозяйкой. Чистила рыбью шкуру и бросала чешую в море. Бросит  много,  так  и рыбы много, будет, бросит мало, так  и  рыбы  мало  будет.  Морским  зверем, морскими духами, морской рыбой  —  всем  она  управляла.  А  Смельчак  Ядури управлял ветром, громом и дождем. Так они и жили. Все.

Наверх

Язык и письменность

Орочский язык относится к южной подгруппе тунгусо-маньчжурских языков, входящих в алтайскую семью языков.

Считается, что орочский язык наиболее близок нанайскому, т.к. в состав орочей влилась значительная по числу группа нанайцев (эвенкйиского!) происхождения (самагиров). Вплоть до начала XX века некоторые исследователи объединяли орочей с удэгейцами, рассматривая их как близкие диалекты. В 30-е гг. считалось, что удэгейский язык может рассматриваться как единый для обоих этносов литературный язык.

При существующем подразделении собственно тунгусских языков на северную и южную ветви орочский язык вместе с удэгейским может быть условно отнесен к языкам переходного типа как совмещающий характерные для обеих групп особенности

В прошлом орочский язык делился на три диалекта: тумнинский (центральный и наиболее крупный, распространенный в бассейне р. Тумнин), хадинский – по рекам Хади, Уй, Коппи, Самарга, хунгарийский, на котором говорили орочи с р. Хунгари, переселившиеся на р. Амур. Хадинский диалект испытал большое влияние удэгейского языка, тумнинский был подвержен воздействию горинского говора нанайского языка. Отчетливую обособленность до последнего времени сохранял лишь хунгарийский диалект.

В орочском языке выделяется 7 гласных и 19 согласных фонем. К числу важнейших фонетических закономерностей, помимо ассимиляции согласных, относится гармония гласных, имеющая определенную специфику – наблюдается «ступенчатая» гармония гласных. Ударение в слове, как правило, падает на последний слог.

По своему морфологическому типу орочский язык, как и другие тунгусо-маньчжурские языки, является суффиксально-агглютинативным, соединение морфем происходит не только в результате механического «приклеивания», но и фузии некоторых морфем, границы между которыми стираются. Помимо синтетических словоформ, существуют аналитические конструкции, состоящие из знаменательных и служебных слов.

Каждая словоформа характеризуется определенной последовательностью морфем: корень + суфф. словообразования + суфф. деривационного формоообразования (залог, вид, собирательность) + суфф. смешанного формообразования (время, наклонение, число, косв. принадл. сущ., личность/безличность причастия) + суфф. реляционного формообразования (падеж, притяжательность, лицо-число глагола) + суфф. частица. Как правило, каждый суфф. имеет одну функцию. Грамматические категории выражаются суффиксами. Выделяются части речи: именные (сущ., прилаг., числит., местоим.), глагольные, наречные, служебные (послелоги, союзы, слова-частицы). Грамматических категорий рода или класса, равно как одушевленности-неодушевленности, нет.

Существительные делятся на имена лица/нелица. Морфологически не выражено. Личные местоимения относятся только к лицам, к именам нелица относятся указательные местоимения. Категория числа выражается лексически (личные местоимения, числительные, количественные наречия) и морфологически. Склонение существительных бывает простым или притяжательным. Простое склонение включает девять падежей. Основы существительных делятся на три типа в зависимости от фономорфологических особенностей в косвенных падежах. Притяжательное склонение имеет десятый падеж – назначительный. Притяжательное склонение делится на лично-притяжательное и возвратно-притяжательное. Категория принадлежности выражается не только системой притяжательных суффиксов, но и формами обладания и необладания, а также аналитической формой с отрицательной частицей ана ‘без’, а также особыми притяжательными формами существительных или местоимений (суфф. – ңи). Выделяются две формы принадлежностиотчуждаемая и неотчуждаемая. Прилагательные делятся на качественные и относительные. Не имеют степеней сравнения, но имеют форму выделительности. Прилагательные не склоняются.

Числительные делятся на количественные, порядковые, собирательные и ограничительные. Местоимения делятся на личные, возвратные, возвратно-притяжательные, определительные, указательные, вопросительные. Личных местоимений семь. В 1-м лице мн.ч. местоимение может быть инклюзивным и эксклюзивным.

К глагольным формам, кроме собственно глагола, относятся: причастие, деепричастие, образующиеся от одних и тех же глагольных основ, но различающихся по словоизменению и синтаксическим функциям. Отрицательные формы глагола образуются как аналитически, так и синтетически. Причастие имеет категорию времени, склоняется. Выделяются личные и безличные, притяжательные и непритяжательные формы причастий. Насчитывается до 15 видов деепричастий, которые подразделяются на простые и притяжательные. Простые обозначают добавочное действие, односубъектное с главным. Притяжательные обозначают действие, одновременное с главным и относящееся к отдаленному прошлому, или (условно-временное ) обозначающее разносубъектное добавочное предшествующее действие относительно действия главного предложения, условно-предварительное, обозначающее условие совершения действия главного предложения или значение цели. Притяжательные деепричастия, имеющие аналитическую форму, передают действие, предваряющее действие главного предложения.

Среди наречий выделяются качественные, количественные, степени, времени и места. Функционально дополняют наречия широко представленные образные слова.

К служебным словам относятся послелоги, союзы, слова-частицы.

Распространены послелоги.

Союзы бывают сочинительные и подчинительные.

Слова-частицы – отрицательные (при отриц.ф. повел. накл.; отриц. форме обладания; отриц. ф. дееприч.), а также определительные.

Широко употребительны междометия.

Наиболее распространенный способ словообразования – суффиксальный. Значительную роль играет конверсия – субстантивация прилагательных, причастий, вербализация и адъективация существительных.

Основной порядок членов предложения – S-O-V, определения, выраженные прилагательными, могут стоять и в препозиции к определяемым, и в постпозиции, в последнем случае приобретая лично-притяжательную форму 3-го лица. Строй предложения – номинативный, подлежащее всегда в именительном падеже, сказуемое – в одной из лично-предикативных форм глагола.

Орочский язык — бесписьменный.

В настоящее время орочский язык – разговорный, практически вышедший из употребления даже у лиц старшего возраста.

Наверх