МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Энцы « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Энцы (самоназвание эньчо, могади, пэбай, устаревшее енисейские самоеды) — малочисленная самодийская народность численностью менее 300 человек. Верующие — православные. По языку и культуре близки нганасанам и ненцам.

Название энцы представляет собой искусственно введенный термин и в переводе «эннэчэ» означает просто человек. Тундровые энцы называли себя «сомату». Лесные энцы — «пэ-бай» (лесные баи), или по названию родов.

Тундровые энцы (хантайские самоеды), платившие ясак в Хантайское зимовье, составляли приблизительно две трети численности народа. Летом они кочевали в тундрах между Енисеем и рекой Пурой, зимой, откочевывали южнее в лесотундру между рекой Малая Хета и озером Пясино. Эта группа состояла из нескольких крупных родовых объединений (Сомату, Бай, Муггади или Могади) и имела самоназвание сомату-онэйэннэчэ. Прочие энцы называли их маду (родственники по жене).

Лесные энцы (карасинские самоеды) платили ясак в Карасинское зимовье и постоянно кочевали в лесной зоне южнее Дудинки. В их состав входили родовые группы Муггади, Ючи и ряд семей группы Бай. Этнографическая специфика этих групп в значительной степени утрачена и они рассматриваются в качестве чисто территориальных подразделений.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Особое место, по отношению к общесамодийской, занимает и энецкая идеология, которую можно определить, как сочетание традиционной мировоззренческой системы с шаманизмом. Энецкий пантеон демонстрирует, с одной стороны, персонажи высшего уровня соответствующие ненецким (Нга, Тодоте, Дя-Меньюо), более низкий уровень, составляют многочисленные духи-хозяева природных объектов, животных, духи-помошники и покровители, которые часто атрибутировались в антропо-зооморфном виде.

Наверх

Ремесла и промыслы

Основное традиционное занятие — охота на северного оленя. Была развита также пушная охота, на Енисее — рыболовство. Было распространено оленеводство, в основном вьючное, у ненцев было заимствовано также упряжное оленеводство. Энецкие нарты были несколько отличны от ненецких. В 1930-х годах энцы организованы в оленеводческий и промысловые хозяйства.

Были развиты такие виды декоративно-прикладного искусства, как художественная аппликация по меху и сукну, резьба по кости.

Наверх

Традиционное жилище

Конструкция каркаса энецко-нганасанского типа чума отличалась от ненецкого. Каркас энецкого чума опирался на два основных шеста. Один шест имел два или три отверстия, куда просовывался заостренный конец другого шеста. Параллельные шесты крепились к другим двум шестам, установленным внутри чума на некотором расстоянии от входа. Покрытия энецкого чума – нюки были меньше ненецких, поэтому их требовалось четыре вместо двух. Кроме того, особый нюк прикрывал вход. В задней части чума за очагом хранили деревянные антропоморфные изображения предков, которые при перекочевках возили в особой священной нарте.

В 1930-е гг. в качестве зимнего жилища энцы стали использовать балок или нартенный чум, воспринятый от долган.

Наверх

Традиционная одежда

Зимняя мужская одежда — двойная глухая парка с капюшоном, меховые штаны, высокая обувь из оленьих камусов, меховые чулки. Женская парка, в отличие от мужской, была распашной. Под ней носили комбинезон без рукавов, шившийся мехом внутрь, с нашитыми медными украшениями: серповидными бляхами на груди, кольцами, цепочками, трубочками — на бёдрах; к нему пришивались также игольник, мешочек для огнива и др. Женская обувь была короче мужской. Женская зимняя шапка также шилась в два слоя: нижний — мехом внутрь, верхний — мехом наружу. Со второй половины XIX века лесные энцы и с XX века — тундровые восприняли ненецкую одежду.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

 Свежее сырое оленье мясо едят обычно после забоя или удачной охоты, обмакивая куски в теплую кровь; зимой его нарубают кусками (рубанина) или стругают ножом (строганина). Любили мясо зайцев и куропаток. Летом варят тушки гусей и уток, едят свежую и слегка подсоленную рыбу (чира, муксуна, нельму). Впрок готовят юколу, рыбную муку-порсу, которой заправляют супы или смешивают с растопленным рыбьим жиром (варка). Растительной пищей служит дикий лук, коренья и ягоды. В качестве напитков раньше заваривали листья брусники и древесные наросты, а сейчас наиболее распространен чай. Из покупной муки, главным образом ржаной, готовят тонкие лепешки, их едят, обмакивая в рыбий жир.

Оленье мясо по-энецки

Оленину нарезают длинными полосками и вялят. После провяливания ее нарезают на мелкие кусочки, смешивают с жиром и просушивают на солнце. После того как мясо просохнет, его складывают во влагонепроницаемые емкости. Здесь оленье мясо может долго храниться. Такое мясо можно есть сразу, можно варить. Хорошо его брать в дальнюю дорогу.

Парное мясо с ассорти

Забив оленя, парное мясо едят небольшими кусочками, макая их в кровь. Дополнительно с мясом подают кусочки печени, сала, хрящей, аорты.

Наверх

Фольклор

Энецкий фольклор включает мифологические и исторические предания, сказки о животных, былички. Среди эпических жанров: дёре – «вести» – рассказы о реальных исторических героях и событиях и сюдобичу – «мифы» – рассказы о мифологических героях и событиях исполняются речитативом на одно- трехтоновые мелодии с устойчивой ритмической структурой.

Найденные люди

Один человек из рода самату ушел промышлять диких оленей. Прямо перед собой увидел он в тундре двух человек. Стал их догонять на оленях и поймал.
В руках у них были оленьи рога. Из них один был мужчина, другой-женщина.  Связал их самату ремнями, положил на нарту и привез домой.
У этого старика были сын и дочь. Когда старик-самату привез пойманных им людей домой, то стал кричать:
— Эй, сын! Поймал я двух людей. Кто они такие, не знаю. Может быть, заблудились. Давай тащи их в чум. Пришел сын старика и говорит этим людям:
-Откуда пришли вы?
Они молчали, но как почуяли человеческий запах, так и запрыгали.
Спрашивает сын у отца:
— Что же делать будем с ними?
Старик говорит:
— Замотай веревкой да веди в чум, что-нибудь придумаем.
Бросили их в чум. Старик собрал стадо оленей и забил одного олененка. Взял свежую кровь и вымазал ею лица у привезенных людей. Сидят они. Старик спрашивает их:
— Ну, откуда пришли? Или заблудились? Таких людей я никогда не встречал.
А они молчат. Тогда старик, повернувшись к сыну, заговорил:
— Ну, сынок, неси-ка мне бубен шаманский.
Стал старик шаманить. Камлал он два дня и говорит своей старухе:
— Знаешь, эти люди не заблудились, просто они сами пришли. Я высмотрел их следы, откуда они шли. Следы шли из того места, где находится земля злого духа. С той земли убежали эти люди. Нет у них никаких родственников. Никто не придет за ними.
Проходит три дня, и варит старуха обед. Как привезли этих людей, трое суток их не кормили. Через три дня старик говорит:
— Вари, старуха, им что-нибудь.
Дали им мясо на тарелке. Не едят они его. Спрашивает старик:
— Почему не едите?
Молчат они, говорить не могут. Машут руками, знаки показывают. Обращается старик к жене:
— Ну, давай,-говорит,-рыбу вари! Раз они оленье мясо не едят, может быть рыбу станут есть.
Дали им рыбу. А они и не смотрят. Молчат да руками знаки какие-то подают. Рассердился старик, спрашивает их:
— Ну что вам надо?
А они молчат, да и все. Тогда старик и говорит:
— Давай-ка, старуха, разводи костер.
Развела старуха костер. Достал старик оттуда два полена и давай ими тыкать в рот людям. Все равно молчат. Старуха предложила мужу положить их спать. Так и сделали. Уложили их спать. Старик говорит старухе:
— Смотри ты, не вставай рано, может быть что-нибудь будет.
Спичек раньше не было, поэтому старик говорит жене:
— Ты оставь огниво, кремень и трут около очага. Может быть, что-нибудь будет.
Легли спать. Утром старик все видит и слышит. Только лица своего не показывает. Встала привезенная женщина, и мужчина ей говорит:
— Долго же мы человека мучаем, давай pазжигай своим родителям огонь.
Разожгла она огонь и закричала:
— Отец и мать! Пора уже вставать вам, горит огонь, в чуме тепло.
Встал старик со старухой и дочь их-с сыном. Все встали. Подает старуха привезенным людям мясо, а они оба говорят:
— Мы едим не это. Найдите нам другую еду. Такое мясо, какое вы нам даете, мы не едим. До прихода к вам мы питались только тем, что растет на земле.
— Хорошо,-говорит старик, — мы, соберем вам еду, растущую на земле.
.Нашли им такую еду, приготовили, накормили, потом их спрашивают:
— Откуда же вы пришли, скажите нам.
Ну, они и говорят: — На землю, которая называется дясюдэ, отец послал нас жить просто в виде диких людей. Он сказал, что дикие люди не будут одни. Кроме диких людей, на земле есть олени и многое другое. Ты, дядя, поймал нас, привез к себе. Теперь уже не будет на земле диких людей.
Потом они стали спрашивать:
— Скажи нам, отец, какие есть племена и, роды? Каких родов меньше на земле?
Старик им отвечает:
— На всей земле живет моя родня.
Так пожили несколько лет у старика привезенные им люди. Потом он им говорит:
— Ну, ребята, идите и стройте свою землю. Я дам вам оленей, собачонок и одежду. Будете носить одежду такую же, как и мы.
Потом он еще сказал им:
— Только, ребята, не забывайте меня. Когда я вас побил горящими головешками, тогда вы стали людьми. Этот огонь вы берегите. Он будет вас охранять.

 

Как появились олени у самату

Люди из рода самату были раньше безоленными. В давние времена жил один оленный человек из рода муггади. Этот человек говорит однажды:
— У меня оленей очень много.
У самату же были только собаки. Однажды муггади ушел погостить к самату-старику. Этот самату жил около рыбного озера. Огонь он разжигал тальником, потому что дров у него не было. Пришел к самату оленный муггади и говорит:
— Эй, дядя, у тебя есть собачонки? Продай-ка мне пару собак.
Отвечает ему самату:
— Ну, бери. Есть у меня собаки. А ты что можешь дать мне взамен?
Оленный муггади говорит:
— Оленей у меня полное стадо. Много! Никак не могу их без собак собрать.
Спрашивает его старик-самату:
— Сколько возьмешь собак за своих оленей?
Тот отвечает:
— Не знаю. Смотря как ты будешь ценить собак?
Тогда старик-самату говорит:
— Ты давай мне двух оленят, одну важенку и одного быка. Больше ничего не возьму. Может быть, у меня тоже олени будут.
— Ладно,-говорит муггади. Отдал самату оленному старику двух собак и взял за это двух оленят. Кормит старичок оленят. Так и живет. Говорит он оленному муггади:
— Откуда ты пришел? Какого рода-имени?
— Как же я тебе скажу о своем роде, о моем: имени,- отвечает ему муггади.-Ты сам про это узнай.
— Как,-говорит ему самату,-я скажу тебе о твоем роде? Может быть, ошибусь я или нет, но ты называешься Ты сланга (олений бог).
Отвечает ему муггади:
— Ладно, это правильно. Я тебе двух оленят дал. Хорошо, что ты угадал, кто я. Эти телята у тебя вырастут.
Тот самату не очень был старым. Говорит ему Тысланга:
— Если ты ребенка найдешь, то давай оленей бедным людям. Кто бы ни пришел к тебе с просьбой, ты никогда не отказывай. Но если будешь отказывать тем, кто нуждается, все равно я об этом узнаю, потому что я тебя буду всегда видеть.
С тех пор появились олени у человека из рода самату.

Энецкая музыка представлена лишь фольклорной традицией и генетически родственна музыке ненцев и нганасан. В песенной культуре – две жанровых сферы: барэ – «напев», имеющий характер индивидуальной импровизации, и кунуярэ (тундровые), кинуадэ (лесные) – «песня» – песенно-поэтическое высказывание с традиционной системой символов, иносказательных образов.

Шаманские бубны, как музыкальный и ритуальный инструмент – педди (тундровые), фендир (лесные) – относятся к якутскому типу

Наверх

Язык и письменность

Наверх

Язык относится к северной группе самодийской ветви уральских языков.

Энецкий язык делится на два диалекта — северный, тундровый (сомату) и южный, лесной (бай).

Различие между диалектами значительно, взаимопонимание сильно затруднено. Иногда они даже не относят себя к одной и той же национальности: лесные энцы считают тундровых нганасанами, тундровые лесных — ненцами.

Язык агглютинативного типа, с развитым чередованием основ и фузионными явлениями. Грамматически и лексически близок к ненецкому и нганасанскому языкам, что обусловлено их близким родством и контактированием. Сами названия «ненецкий», «энецкий» и «нганасанский» (nenesa, enesa и nganasa) этимологически тождественны.

Алфавит разработан на рубеже 1980—1990-х годов. Официально не принят, но на нём выпущены три книги (в том числе русско-энецкий словарь для школьников).

А а

Б б

В в

Г г

Д д

Е е

Ё ё

Ԑ ԑ

Ж ж

З з

И и

Й й

К к

Л л

М м

Н н

Ӈ ӈ

О о

П п

Р р

С с

Ҫ ҫ

Т т

У у

Ф ф

Х х

Ц ц

Ч ч

Ш ш

Щ щ

ъ

Ы ы

ь

Э э

Ю ю

Я я

 

 

 

 

В газете «Таймыр», изредка публикующей материалы на энецком языке, используются, дополнительно к буквам русского алфавита, буквы Ӈӈ Э̇э̇ ʼ ʼʼ