МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Тубалары « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования,обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Тубалары, «туба» — субэтническая группа северных алтайцев, известны  по китайским летописным источникам (конец V или начала VI веков) в форме «дубо», что в переводе означает «таежные лыжные охотничьи племена». В.В. Радлов писал: «Черневые татары — это перевод татарского «йыш-кижи», т. к. все эти татары живут в горах, заросших хвойными лесами, к востоку от Катуни, а их  русские называют «чернь» или черневыми татарами. Их можно отнести к потомкам древних самоедских дубо (тофалары — карагасы, тубалары — алтайцы, тувинцы–урянхайцы), которые отнестятся  к тюркам-тугю».

В начале XX в. в тубаларской среде распространилось самоназвание – тубалар. Именно так называли их южные алтайцы. Это и стало официальным самоназванием.

У тубаларов в языке,  культуре и быте прослеживаются  элементы, характерные  для  южных алтайцев. Это  объясняется географическим положением тубаларов, находящихся на границе между северными и южными алтайцами, что способствовало возникновению культурно-исторических  связей и смешению туба с алтай-кижи, кумандинцами и челканцами.  У тубаларов  монголоидность основных  антропологических признаков выражена гораздо слабее:  у них наличествуют европеоидные признаки,  т.е. встречаются светловолосые и светлоглазые типы, также   отличаются по характеру от других этносов.  

Родной язык утрачен. В настоящее время небольшая часть населения говорит на алтайском языке. Язык общения преимущественно русский. До сих пор нет своего тубаларского словаря, не ведутся уроки по изучению тубаларского языка.

Традиционный календарь туба

©

месяцы

названия в языке (диалекте) туба

по материалам Е.А. Бельгибаева и И.В. Октябрьской

по словарю

Н.А. Баскакова

основной вариант

другие

1.

январь

ньан кырлащ

(сильные морозы)

кочкор ай

(месяц барана)

кочкор ай

(месяц барана)

2.

февраль

тогонок

(бугорками снег)

шын ай

(месяц пробуждения мух)

тулаан ай

(месяц преграждающий путь)

3.

март

корук ай

(месяц бурундука, бурундук проснулся)

4.

апрель

наус ай

(потепления месяц, месяц цветения кандыка)

кандык ай

(месяц кандыка)

5.

май

шаун ай

(месяц посева)

тял чавар ай

(новую землю копать)

тяжи сабын ай

(время копать землю)

кандык ай

(месяц кандыка)

куук ай

(месяц кукушки)

 

 

 

 

 

 

куйук ай

(месяц кукушки)

6.

июнь

одо ай

(месяц прополки)

изю ай

(месяц жары)

кичи узу ай

(месяц малой жатвы)

7.

июль

титтык ай

(мокрый месяц, гноит сено)

ньан изю ай

или

деду яйлю ай

(самый жаркий месяц)

дьан узу ай

(месяц большой жатвы)

8.

август

улу ай

(великий месяц, месяц подготовки к осени-зиме)

кустын ай

(осенний месяц, месяц уборки урожая)

улурген ай

9.

сентябрь

сагын ай

(месяц рева маралов)

от ай

(месяц огня)

сыгын ай

(месяц марала)

10.

октябрь

чана ай

(лыжный месяц)

куран ай

(месяц дикого козла)

11.

ноябрь

улы кырлащ

(молодой мороз)

кустин

куйругы ай

(месяц хвоста осени)

12.

декабрь

киши кырлащ

(слабые морозы)

кыштын ай

(зимний месяц)

тугонок

Календарь туба возник на базе наблюдений за изменениями лунных фаз. Начало месяца приходилось на полнолуние. Он состоял из тридцати суток. Пятнадцать ночей луна «убывает» и столько же «прибывает». Примечательно, что понятия «луна» и «месяц» в языке туба имели одинаковое название – «ай».

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды

Официально считались православными, однако продолжали держаться традиционных культов, большим авторитетом пользовались шаманы.

Свадебная обрядность.

Можно разделить на три части: предсвадебную, собственно свадебную, послесвадебную.

Формы заключения брака:

брак через сватовство (куда), инициатива принадлежала преимущественно родителям молодого человека. Они выбирали, присматривали подходящую для этой цели девушку. При этом отец и мать юноши руководствовались сугубо прагматическими критериями. Прежде всего, наводились справки о семье потенциальной невесты, иногда вплоть до пятого-седьмого колена.

сговор между родителями малолетних детей (тёп), в этом родители лишь предварительно обозначали возраст, при достижении которого состоится свадьба.

-при браке «убегом» влюбленные скрывались в семье жениха. Для молодых сразу же ставили отдельный аил. Спустя неделю родители жениха, взяв с собой молочную водку, лошадь или корову, ехали договариваться с отцом и матерью невесты.

кража невест (кысты тудыбыт или ууры). Заранее шла подготовка: жених сплачивал вокруг себя друзей, помощников (балушылар) и обозначал круг осведомительниц – односельчанок избранницы. Они предоставляли всю необходимую информацию о передвижениях девушки. В условленное время ее выкрадывали. Похищенную невесту садили верхом на лошадь за спину жениха. Девушка могла отчаянно сопротивляться – вырываться, кричать, царапаться. В случае благополучного исхода дела украденную девушку помещали в какое-нибудь закрытое помещение. Спустя некоторое время, как и при браке «убегом», родители жениха ехали с поклоном к отцу и матери невесты. Поставленные перед фактом хозяева мирились со сложившимся положением вещей и, в конечном счете, соглашались на свадьбу дочери.

Свадьба (той) устраивалась обычно после окончания полевых работ в поселке жениха. Заранее уведомленные об этом событии сюда стекались родственники с обеих брачующихся сторон. Пришедшие на свадьбу размещались рядом с аилом родителей жениха.

Центральное место на празднике занимал обряд заплетения кос (шаш айрыш). Он знаменовал собой обретение девушкой нового статуса.

Для родителей новобрачной делали встречу (уткул). Она нередко происходила на значительном расстоянии от аила жениха (до 0,5 км). «Уткул» сопровождался разного рода прибаутками, откупами и угощением молочной водкой, различными праздничными блюдами.

Свадьба сопровождалась поздравлениями новобрачных, песнями, танцами и различными играми. Они длились до позднего вечера, по окончанию которого люди расходились. Для близких гостей со стороны невесты хозяева специально устраивали проводы (уйделеш). В свою очередь, родители новобрачной по истечению месяца делали встречное приглашение для отца, матери зятя и их родственников.

После окончания всех празднеств молодые окончательно становились мужем и женой. Хорошим тоном считалось, если несколько раз в год молодыми совершались поездки к родителям со стороны жены (тоорун/тооргон кижи). Пара привозила с собой подарки и молочную водку, которая, кстати, также имела специальное название «тоорун/тооргон».

Родильная обрядность. Важным событием в жизни молодой семьи являлось рождение ребенка. Как и вступление в брак оно также было обставлено разного рода запретами и обрядами. В период беременности женщину освобождали от тяжелой работы. Кроме того, она должна была соблюдать ряд правил. Их спектр выглядел достаточно обширным и в целом совпадал с челканским. Так, беременной женщине запрещалось употреблять алкоголь, табак, пинать домашних животных, кошку, собаку, сидеть на опрокинутом вверх дном ведре и т.д.

Роды принимались в аиле. Для этого приглашалась бабушка-повитуха (сыймучи туркуш). Она сразу удаляла из помещения всех мужчин и помогала распускать роженице волосы. Обладая определенными анатомическими знаниями и навыками массажа, повитуха существенно облегчала процесс деторождения. В случае тяжелых родов в жилище принято было приглашать незнакомого мужчину преклонного возраста, часто с соседнего поселка. Роженица, как правило, его пугалась и сразу же «освобождалась».

Отвод перетягивался ниткой и перерезался ножницами (кайчы). Его закапывали затем где-нибудь в чистом месте. Ребенка же сразу обмывали в деревянной емкости с теплой водой и обертывали в имеющиеся под рукой домотканую материю, т.к. у туба не было принято заранее шить для ребенка одежду и даже готовить зыбку (пежик). В противном случае, согласно народным представлениям, новорожденный мог умереть.

Родственникам по материнской линии ребенка показывали лишь через год, полтора. Смотрины (чан) сопровождались благопожеланиями (алгыш) со стороны дедушки и бабушки. В стихотворной форме внуку/внучке желали здоровья, радости, силы и т.п. Немаловажное место в жизни малыша занимал дяди по матери (таай). Как правило, «таай» давал имя племяннику/племяннице, дарил подарки (что-нибудь из вещей, лошадь или корову, деньги).

Погребальная обрядность. Выявлено два основных типа захоронений – воздушный и подземный. Первый их них исторически, видимо, предшествовал второму. При этом для последнего типа можно выделить две разновидности подземного погребения.

1. Воздушный тип. Данный способ захоронения использовался крайне редко и встречался, видимо, лишь в конце XIX – начале XX в. Покойного обертывали в берестяные пласты, обвязывали веревками и подвешивали на кедре. Аналогичным образом поступали в тайге с умершим младенцем, оставляя его, однако, в зыбке.

2. Подземный тип. Он получил наибольшее распространение у туба. При этом здесь наблюдаются культурные традиции, связанные, вероятно, с кочевническим пластом их культуры. Исключение составляет лишь современный способ погребения, сформировавшийся у туба под непосредственным культурным влиянием русских Алтая.

В первом варианте покойника хоронили с сопроводительным погребением лошади. Он имел место во второй половине XIX в. Для покойника сначала готовилась колода. Ее делали из лиственницы или кедра. Сначала, используя топор и тесло, бревно раскалывали пополам, а затем выбирали изнутри древесину. Одна половинка служила для умершего собственно «гробом», вторая – крышкой.

После изготовления колоды туда помещали покойного, предварительно надев на него одежду. В могильную яму (оро) умершего помещали головой на закат солнца, т.е. на запад. Вместе с ним в «оро» помещали тушу лошади, верховое убранство животного и личные вещи покойного. После этого яму закидывали землей.

Второй вариант подземного погребения применялся по отношению к лицам умершим в преклонном возрасте. Как и в первом случае покойника хоронили в колоде, однако уже без туши лошади. В «гроб» клались лишь некоторые личные вещи (кисет и трубка и т.д.) отошедшего в иной мир человека.

Могильную яму копали в рост человека (1,70–1,80 м). После того как туда опускали колоду «оро» закидывали землей. Сверху над захоронением ставили намогильное сооружение в виде небольшого сруба «сеок агаш» (букв. «дерево/жилище для костей») с конической крышей. Не исключено, что в прошлом описанному варианту погребения предшествовал наземный тип захоронения.

В целом семейная обрядность туба представляла собой достаточно сложный и многоплановый комплекс.

Праздники

Тюрюк-Байрам 
Кедр — одно из самых почитаемых и любимых на Алтае деревьев; и совершенно не случайно праздник малочисленных народов севера Алтая носит название Тюрюк-Байрам — «праздник кедра». Это типичный праздник таежных людей, почитающих природу, и восходит корнями к тем временам, когда предки воздавали дань и возносили хвалу кедру-кормильцу, на уровне интуиции и практики воспринимая природные закономерности. Если год урожайный и кедры дают много ореха, то будут сыты не только люди: расплодятся белка, соболь, глухарь, рябчик, нагуляют жирок и дадут потомство грызуны — а значит, и лиса волк, медведь будут сытыми и многочисленными. Будут мясо и шкуры в аилах, хорошо будет!

Изначально Тюрюк-Байрам был приурочен к началу сбора кедрового ореха и проводился в конце августа — начале сентября. Люди собирались на промысел шишки и большое дело начинали с большого праздника. Прежде чем ехать в суровую тайгу, отводили душу за богатым пиром, где на столах было и мясо, и курут — молочный сыр, и чегень, и айран, и айрака, потом соревновались в ловкости и удачливости. Обязательным элементом «программы» было лазанье на кедр . Устраивали состязания по сбиванию шишек, по меткой стрельбе — зверь в тайге хитрый и умный, не будет ждать, пока неумеха-охотник второй раз прицелится. Вечером зажигали большой костер в честь кедра, пели, плясали, отводили душу перед большой работой.

Тюрюк-Байрам проводился во многих алтайских селениях еще в начале прошлого века. А затем был надолго утрачен — сложно совмещать праздник почитания кедра и деятельность леспромхозов — и восстановлен только в 2000 году по инициативе пяти общностей коренных малочисленных народов — тубаларов, кумандинцев, челканцев, теленгитов и телеутов. Теперь Тюрюк-Байрам проводится каждые два года, но не осенью, а в начале лета — чтобы привлечь больше гостей и участников. Праздник Кедра задуман как праздник единения людей.

Наверх

Ремесла и промыслы

Основным занятием были охота на соболя, белку, зайца, лису, медведя, лося, рыболовство и собирание съедобных диких растений — колбы (черемша), калины, смородины, кандыка, сбора кедрового ореха, заготовкой их впрок на зиму и для продажи.

Охота велась различными способами: устраивались деревянные ловушки-капканы, луки-самострелы, ловчие ямы и деревянные загороди для крупных зверей. Лук со стрелами был широко распространен вплоть до XIX века, а затем его вытеснило шомпольное ружье. Охота велась только на родовой территории.

Наверх

Традиционное жилище

У тубаларов жилище — айлу (чайлу) — представляло собой квадратное в плане сооружение, построенное из бревен, досок и жердей, поставленных почти вертикально с небольшим наклоном внутрь. Оно покрывалось корой. В центре его, как в юрте, располагался открытый очаг, дым из которого выходил в отверстие крыши. Имелись также и бревенчатые многоугольные юрты, крытые берестой, корой или тесом, которые получили распространенна во второй половине XIX в.

Виды: зимний шалаш без крыши в виде усеченной; пирамиды, покрытый берестой; летний шалаш с двухскатной крышей, покрытый берестой; летний шалаш с четырехскатной крышей, покрытый берестой; цилиндрический нерешетчатый шалаш, покрытый корой; летний прямоугольный сруб с конической крышей, покрытой корой; многоугольный сруб с конической крышей, покрытой корой.

Наверх

Традиционная одежда

Одежда представляла собой короткополую войлочную куртку, покрытой фубым холстом, сотканным из дикой конопли. Из кожи косули, выделанной наподобие грубой замши шили штаны и рубахи, обувь состояла из двух частей — кожаного переда и холщевого голенища, подвязываемого ниже колена. Вместо чулок ноги завертывали в сухую траву. Зимние сапоги изготавливали из камуса, снятого с ног марала, шапку — из войлока.

Наверх

Национальная кухня. Рецепты

Основными способами получения сырья для растительной пищи у туба являлись мотыжное земледелие и собирательство. Зерновые культуры, корни и стебли дикорастущих растений, картофель составили основу их растительной пищи. Особенно важную роль в этом отношении играли мучные и крупяные полуфабрикаты. Наиболее простым в обработке ячменя и получения из него необходимого полуфабриката являлось дробление в ступе. Разломанные зерна варили в подсоленной воде. В результате получалась похлебка (коже).

В процессе технологически более сложной обработки зерна туба получали также муку (кулур), толокно (талган) и крупу (шырак). Зерно на муку растирали на зернотерке или мололи на ручной мельнице. Для получения толокна и крупы зерно подвергали термической и механической обработке. Процесс его обработки был аналогичен челканскому.1 При изготовлении талкана туба могли добавлять туда растертые на зернотерке семечки кендыря. Их ели также отдельно, предварительно обжарив в котле.

Из крупы готовили кашу уре. Крупу варили на подсоленной воде, часто добавляя молоко. Перед употреблением в кашу могли подсыпать толокно. Талган использовали также при изготовлении каши чарба. Ее готовили на подсоленной воде, куда, помимо толокна, клали лук и мясо.

При изготовлении блюда ууту тертпек использовался солод. Получали его из проращенных ячменных или ржаных зерен. Их сушили и растирали на зернотерке или мололи на ручной мельнице. Солод (30%) затем смешивали с талканом (70%) и замешивали на подсоленной или молоке воде. В результате получалось жидкое по консистенции масса, которую клали в обмазанную маслом сковородку и помещали в русскую печку. После готовности блюда в его середину клали сливочное масло.

Хлеб (тертпек) традиционно пекли из пресного теста, в которое добавляли масло или сметану. Тертпек по форме имел вид лепешки (диаметром 15–20 см) Пекли тесто в горячей золе. Позднее туба научились готовить дрожжевой хлеб (калаш). Его пекли в сбитой из глины русской печке. В ней также готовили пресные лепешки (толгочок).

Из пресного теста изготовлялось также блюдо казан тертпек (букв. «хлеб котла»). Готовилось оно так. Сначала из пресного теста формировали лепешки, а затем их опускали в кипящий мясной бульон (мюн), предварительно убрав оттуда мясо. К столу казан тертпек подавали отдельно от мяса и бульона.

Традиционным блюдом являлся также тутпач. Его варили без каких-либо мясных добавок или с различными видами мяса. Основным полуфабрикатом для его приготовления служило пресное тесто. Сочень для тутпач нарезали мелкими кубиками. Варили их в воде или мясном бульоне, добавляя дикий лук (согоне).

Из пресного теста туба готовили вареники, пироги и блины. Начинку для вареников делали из мелко раскрошенной калбы, а пироги пекли с растертой на зернотерке черемухой. Блины готовили на сковородке и ели с чаем или молоком.

Муку использовали также для приготовления похлебки. Это блюдо готовили из пареной в русской печке калины. Похлебку кипятили в воде и заправляли мукой. Аналогичное блюдо у челканцев называлось шанаш2.

Значительное место в питании туба занимали луковицы, стебли и листья дикорастущих растений – кандыка, сараны (саргаш), калбы (черемша), пучки (палтыран) и других. Употребляли их в сыром и вареном виде. Кроме того, в пищу употребляли малину (агаш тейлек), красную и черную смородину (кызылкат, мурогот), черемуху (тюрмут), клубнику, землянику (тер тийлек), чернику (кошпок), калину (палан). Из пожаренных и растертых на зернотерке кедровых орешков получали также жирную густую массу токчок.

Корни кандыка выкапывали в июне. Для этой цели использовали мотыгу. За день выкапывалось до 1–2-х ведер корней. Их ели в сыром и вареном виде. В последнем случае кандык готовили в подсоленной воде или на молоке.

Клубни сараны выкапывали в июне-августе. Их варили на воде или молоке. Кроме того, клубни пекли в горячей золе, предварительно завернув в лист пучки, а также могли добавлять в тутпач. Сарана в значительном количестве заготовлялась на зиму. Для этого ее раскрашивали и ссыпали в холщовые мешки.

В пищу употреблялись также стебли калбы, пучки (палтырган) и листья бадана (тавана). Черемшу заготавливали в середине мая, июне. Из нее делали салаты и начинку для вареников. Кроме того, практиковалось соление на зиму. Стебли пучки ели в сыром виде до цветения указанного растения. Листья бадана запаривали в кипятке, получая тем самым напиток.

Значительное место в традиционном питании туба занимали мясные полуфабрикаты и рыба. В пищу использовали мясо медведя, оленя, лося, марала, бурундука, зайца и некоторые другие виды диких животных. Из дичи в пищу шло мясо глухаря, рябчика, гуся и утки.

Летом мясо (эт) коптили. Делалось это следующим образом. Мясо сначала варили, подсаливали, нарезали лентами и раскладывали на специально подготовленном сооружении (атыс). Оно представляло собой поднятый на четырех столбиках настил с редко положенными черемуховыми прутьями (диаметром около 1 см). Под ним раскладывали костер из приготовленных из черемухи, рябины, березы дров.

На охоте варили мясо диких животных. Из дичи предпочтение отдавалось глухарю и рябчику. Помимо мяса в казан добавляли крупу и лук.

Скот кололи осенью. На зиму заготовляли преимущественно конину. Лошадь, держа за узду, сначала оглушали обухом топора, а затем перерезали горло. Мясо замораживали на улице и хранили зимой на крыше одной из хозяйственных построек, забрасывая его снегом.

Кровь только что заколотого животного сразу сливали в специально подготовленную емкость. Она служила основой для смеси идущей на изготовление кровяной колбасы кан (букв. «кровь»). Кровь подсаливали и смешивали с молоком (1–1,5 литра молока на ведро крови), добавляли лук. Полученную смесь сливали в кишки, концы которых стягивали суровыми нитками. Кровяную колбасу варили в простой воде или мясном бульоне. Ее готовность проверяли вилкой, если кровь не текла, то она была готова к употреблению.

Из рыбы (палык) туба преимущественно варили уху (палыктын мюны). Кроме того, ее могли класть в тутпач. Хариус и таймень шли также для приготовления пирогов из дрожжевого теста. Выпотрошенную рыбу клали туда целиком и выпекали в печке. Рыбу также жарили, солили и вялили.

Важным источником пищи у туба являлось также коровье молоко (сут) и приготовлявшиеся из него продукты. Однако они получили распространение, видимо, только в ХХ в. Чегень (скисшее коровье молоко), курут (твердый сыр), молочная водка (арак) и некоторые другие виды молочных продуктов были прежде совершенно неизвестны северным алтайцам3.

Сметану (каймак/кайвык) получали, собирая ее с отстоянного молока. Из каймак/кайвык делали в свою очередь сливочное масло (сайрю). Для этого сметану сливали в маслобойку и сбивали до получения необходимой массы.

Из чегень туба получали целый ряд молочных продуктов, прежде всего – молочную водку (арак) и сыры (курут, пыштак). Процесс изготовления арак у туба был сходен с челканским.4 После перегонки чегень в самогонном аппарате в котле оставалась творожистая масса (арчин), которая шла на изготовление твердого сыра (курут). Ее собирали и клали в горячем виде в специально сделанный для этой мешок и подвешивали для того, чтобы вытекла сыворотка. Затем творожистую массу клали под пресс и сушили в печке.

Пресный сыр (пыштак) туба изготовляли следующим образом. Кипяченое молоко (ведро) сливали в корыто и размешивали с чегень (0,5 ведра). Через некоторое время оттуда выбирали творожистую массу и перекладывали в мешок, давая вытечь сыворотке. После этого сыр клали под пресс. Пыштак затем разрезали ножом и ели отдельно или с медом.

Таким образом, в традиционной структуре питания туба выделяется растительная, мясная и молочная пища. Их источниками являлись охота, рыболовство, собирательство, мотыжное земледелие и скотоводство. Однако характер питания туба уже в первой половине XX в. определялся продукцией земледельческой и скотоводческой отраслей хозяйства. На это указывает наличие разнообразных блюд и продуктов из муки, толокна, крупы и молока.

Наверх

Фольклор

Наверх

Язык и письменность

Тубаларский язык (туба) — горноалтайский идиом тюркской языковой семьи, распространенный в Республике Алтай.

Принадлежность к северноалтайской группе или киргизско-кыпчакской подгруппе кыпчакской группы является предметом дискуссий. Разрабатываемая литературная норма тубаларского языка является более понятной носителям северноалтайских диалектов, чем литературная норма южноалтайского, и в то же время в тубаларском языке присутствуют черты, роднящие с южноалтайским и отсутствующие в северноалтайском (и наоборот, существуют изоглоссы, роднящие с северноалтайским и отсутствующие в южноалтайском). По глоттохронологическим подсчетам тубаларский также может оказываться ближе к южноалтайскому.

А.Н.Самойлович тубаларский язык причислял к кыпчакским.

Проблема частично снимается при новейшей концепции карлукско-кыпчакского единства, согласно которой карлукские и кыпчакские языки составляют одну группу, но специфических подгрупп карлукской и кыпчакской не существует

В тубаларском языке возможны сохранение начальных b- и ď- (также в виде j-), оглушающихся в кумандинском и челканском, губной гармонии, а также гармонии палатальной и губной в формах числительных с обозначением сложных десятков.

В интервокальном и ауслаутном положении -b- и -ğ-/-g- развиваются в зависимости от гласного окружения в -w(-) или -j(-) с возможностью дальнейшего слияния, например, tağ > тау ‘гора’. Наличие признака такого, однако, не является достоверным критерием, поскольку или-тюркский язык обнаруживает аналогичное развитие согласных, но относится к карлукским.

В начальном положении b- свободно может переходить в m-, а j- при наличии носового (в том числе выпавшего) в ń-, например: börü (мöрÿ) > mörü (мöрÿ) ‘волк’, jağmır > ďaŋmır (jаҥмыр) > ńaŋmır (њаҥмыр).

Наверх