МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Удмурты « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Удмурты (удм. удмурт, удморт; ранее вотяки; марийск. одо, башк. арҙар) — финно-угорский народ, проживающий в Удмуртской Республике, а также в соседних регионах.
Удмуртский народ возник в результате распада прапермской этнолингвистической общности и является автохтонным населением северного и среднего Предуралья и Прикамья. В языке и культуре удмуртов заметно влияние русских (особенно у северных удмуртов), а также различных тюркских племён — носителей R- и Z-тюркских языков (у южных удмуртов в особенности заметно влияние татарского языка и культуры).
Этимология самоназвания удмуртов не вполне ясна; наибольшего внимания достойна гипотеза, возводящая этноним удмурт к иранскому *anta-marta ‘житель окраины, пограничья; сосед’. В современном удмуртском языке слово членится на две компоненты — уд- (с неясной семантикой) и -мурт ‘человек, мужчина’ (по этой причине этноним некоторыми исследователями переводится на русский язык как ‘человек из племени уд; удский человек’, что, однако, не может считаться корректным).
Прежнее русское название — вотяки — восходит к тому же корню уд-, что и самоназвание удмурт.
Основным традиционным институтом была соседская община (бускель).Общины нередко становились удмуртско-русскими по этническому составу, т. к. удмурты охотно принимали русских беглых крестьян. Другой социальный институт (воршуд) представлял собой систему экзогамных групп, имеющих общее название (Бигра, Можга, Пельга, Тукля и др., всего около 70) и общий культ семейно-родового покровителя. Преобладали малые семьи, но были и большие. Такая семья имела общее имущество, земельный надел, совместное хозяйство, жила на одной усадьбе. Некоторые отделялись, но при этом сохранялись элементы общего хозяйства, то есть родственная взаимопомощь

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды
Семейные обряды удмуртов продолжают бытовать в несколько модифицированной форме. Традиционная свадьба состоит из свадебного пира в доме жениха, возвращения невесты в родительский дом и свадебного пира в доме невест, после которого молодая переселяется в дом мужа. Обряды сопровождаются музыкой и пением. У удмуртов сложилась система синкретических верований. Они нередко имели два имени — языческое, или «банное», данное при наречении бабкой-повитухой, и христианское, полученное при крещении.
С переходом удмуртов в православие древние аграрно-магические обряды испытали его заметное влияние. В конце XIX века их проведение чаще приурочивалось к дням церковных праздников, например к Рождеству, Крещению, Пасхе, Троице и др. Постепенно и названия традиционных удмуртских праздников были заменены церковными или использовались наравне с ними. При этом в содержании они сохранили существенную часть дохристианской народной обрядности.
Развитым был языческий клир — жрец (вӧсясь), резник (парчась), знахарь (туно). Условно к клиру может быть причислен тӧро — уважаемый человек, присутствующий при всех церемониях.
Изображения народных божеств неизвестны, хотя этнографы XIX века упоминают наличие удмуртских «идолов» (из дерева или даже серебра).
Почиталась священная роща (луд); некоторые деревья имели сакральное значение (береза, ель, сосна, рябина, ольха).

Ремесла и промыслы
Основные занятия удмуртов — пашенное земледелие и животноводство. Распространено было пчеловодство. Подсобный характер имели охота, рыболовство, собирательство и огородничество. На очень высоком уровне у удмуртов стояли домашние ремёсла и промыслы: обработка дерева, льна, шерсти и кожи.
Земледелие
Хозяйство удмуртов до Октябрьской революции можно охарактеризовать как неспециализированное, смешанное, однако преобладало земледелие. В основном это малопродуктивные дерново-подзолистые почвы, супеси, суглинки. Недостаток плодородия земли, несовершенство аграрного инструментария удмурты компенсировали огромным трудолюбием, порой даже сверхэксплуатацией себя.
Из пахотных орудий использовались косуля вятского типа, соха (пу геры) с двумя сошниками (амезь), наиболее пригодные для неглубокой вспашки на лесных почвах. В южных районах использовали сабан, применявшийся при распашке целины. Железные плуги (корт геры) появились лишь в конце XIX века. Для рыхления почвы и заделывания семян применялась рамная борона (усы) с деревянными, позднее – железными зубьями. Единственным видом удобрения был навоз. Сеяли вручную. Урожай убирали серпами (сюрло). Молотили цепами (кутэс) на специальных грунтовых или ледяных площадках. Зерно мололи на ручных жерновах, водяных и ветряных мельницах (вуко).
Сеяли преимущественно морозоустойчивые зерновые культуры: рожь, овес (сезьы), ячмень (йыды). В южных районах сеяли пшеницу (чабей), горох (кöжы), гречиху (сьöдчабей), просо (тари), полбу (вазь), коноплю (пыш), лен (етüн). Также занимались огородничеством. Выращивали лук, капусту, огурцы, репу, картофель, редьку, брюкву и др.
Животноводство
Неотъемлемой частью удмуртского хозяйства было животноводство, служившее дополнением к земледелию. Как рабочий скот разводили лошадей (вал), для получения мясомолочной продукции – коров (скал), овец (ыж), свиней (парсь). Довольно много разводили птицы: кур (курег), уток, индюков (немыч), гусей. Животноводство давало, кроме того, сырье для приготовления одежды, разных предметов, а также органического удобрения, без которого земледелие невозможно.
Важное место в хозяйстве удмуртского крестьянства занимали разнообразные неземледельческие занятия (охота, рыболовство, пчеловодство.
Охота
Гербом Вятской губернии был натянутый лук со стрелою, что, по-видимому, означало большую роль охоты на Вятке. Лес занимал особое место не только в материальной, но и в духовной культуре удмуртов. Промышляли они белок, зайцев, выдру, куниц, бобров, лис, норку, волков и медведей. Охотились на рябчиков, тетеревов, куропаток. Охотились с собакой. Орудия лова были разнообразны, большинство самодельные: луки и стрелы; капканы; корытообразные захлопывающиеся ловушки (нальык); ловушка из бревен – пасть (кеч-кор); спиралеобразные ловушки – клетки, тенета (казь). На птиц ставили силки из конского волоса, из кольев и веток. Довольно рано удмурты познакомились с огнестрельным оружием.
Пчеловодство
К древним занятиям удмуртов относится бортевое пчеловодство. Отдельные семьи имели по нескольку десятков бортей в лесу.
Инструментарий пчеловодов был весьма прост, поэтому свои действия они стремились «подстраховать» магическими приемами, о чем говорят обрядовые песни пчеловодов, различными табу. Лесные борти в период медосбора требовалось охранять от медведей. Для этого придумывали различные приспособления. В XVIII веке борти с пчелами стали вырезать и перевозить на усадьбу, а потом начали изготавливать ульи. Так постепенно переходили к пасечному пчеловодству. В Удмуртии зафиксирован особый вид пчелы «melita udmurtica» — пчела удмуртская. В удмуртском языке содержится около тридцати слов, связанных с пчелой. Известны и особые бортничьи песни-заклинания. До недавних пор в каждой усадьбе удмуртского крестьянина можно было увидеть не менее сорока ульев.
Рыболовство
Обилие рыбы в реках стимулировало занятие рыбной ловлей. Ловили крючками (визнан), бреднями (калтон), переметами, сачками, сетями (чилеп, сак, сеть). Устраивали самовольные снасти: морды, верши (мурдо). Рыбалкой занимались и ночью: освещая воду костром на носу лодки (чырак), ловили острогой (шибоды). Рыболовство имело в основном домашний характер, на рынок возили немного. Из-за вырубки лесов многие водоемы к настоящему времени высохли.
Промыслы и ремесла
Среди удмуртов были распространены смолокурение и углежжение. Обитание в лесной полосе, наличие подручного материала обусловили развитие деревообрабатывающих ремесел. Из дерева изготовляли домашнюю утварь, средства для передвижения, сельскохозяйственные орудия, из мочала и конопли вили веревки.
С развитием земледелия возник мукомольный промысел (строили водяные мельницы).
Удмуртские женщины занимались прядением и ткачеством. Ткани для нужд семьи полностью изготовлялись в домашних условиях.
К 1913 году складывается сравнительно развитая металлургическая и металлообрабатывающая промышленность.

Традиционное жилище
Удмуртские деревни располагались по берегам рек.
Жилище представляло собой срубную избу с двускатной крышей, холодными сенями, глинобитной русской печью, лавками вдоль стен, нарами и полатями с деревянным изголовьем.
Священным местом в удмуртском доме считалась печь. Она давала тепло, обеспечивала приготовление пищи, создавала семейный уют. На печи отводилось место старикам и детям. Здесь полагалось быть роженице: крестьяне верили, что соприкосновение с землёй и огнём способствует плодородию.
Как правило, в удмуртской избе гур (печь русского типа) располагалась в углу направо или налево от входа. Своим устьем она обращалась к фасадной стене. Угол по диагонали от печи считался «красным», как в русской избе. Это наиболее чистое место в доме удмурты называют тор сэрег или мудор сэрег.
Вдоль стен по низу тянулись широкие лавки, опоясывая всё жилище. Лавки делились на мужские и женские. Над окнами вдоль стен крепились полки, как бы замыкавшие пространство комнаты сверху. В переднем углу стоял стол жок с массивным подстольем на толстых точёных ножках, а рядом с ним единственный в доме стул пукон, предназначенный для хозяина дома или почётного гостя.
У боковой стены помещалась широкая деревянная кровать или нары с резным изголовьем. Изголовье кровати выпиливалось из широкой доски и завершалось по бокам резными стилизованными конскими головами. Нары покрывали узорными тканями и вешали над ними ковёр, сотканный хозяйкой дома.
В убранстве жилища много декоративных тканых изделий: паласов, скатертей, покрывал, полотенец, дорожек. Жилище удмуртов отличало разнообразие бытовой утвари: плетёные корзиночки из ивовых прутьев для ложек и тарелок, берестяные солоницы, туеса, кувшины, глиняные рукомойники.
На удмуртской одворице выделялись кеносы — своего рода «женские дома» (от слова «кен» — сноха), где всем распоряжалась хозяйка. Кеносы строили одно- и двухэтажные, с ажурной галереей, резными колонками. Резьба была самой разной — глухой, корабельной, пропильной, накладной, скульптурной.
Излюбленным мотивом у удмуртов были солярные знаки, символические изображения солнца. Их обычно вырезали на столбах ворот. Ворота — лицо дома: по ним судили о благосостоянии и достоинстве хозяина. Глубокая выемчатая резьба представляла солнце, дающее все блага жизни, в виде круга или полукруга с радиально отходящими от него лучами.
Из построек обязательны амбар (место хранения семейного имущества) и летнее жилище куала, в прошлом культовое сооружение, обиталище семейно-родового покровителя воршуда. В настоящее время оно используется вместо летней кухни.
Удмуртские деревни располагались по берегам рек. Формируя свои поселения, удмурты учитывали особенности ландшафта и климатические условия. Благодаря этому их деревни «представляют собой целостные архитектурно-природные ансамбли».


Традиционная одежда
В традиционной одежде удмуртов два варианта: северный трёхцветный (белый, красный и чёрный цвета) и южный полихромный. Традиционное чёрно-бело-красное сочетание цветов впоследствии нашло отражение в государственных символах Удмуртской Республики — гербе и флаге.
Традиционная женская одежда — туникообразная рубаха с оборками, одежда типа халата, передник, высокий конусовидный головной убор с накидкой, узорные вязаные чулки, носки.
Национальная обувь — лапти, башмаки, валенки.
Верхняя одежда — овчинная шуба и кафтан туникообразного покроя, отрезной по талии, с боковыми клиньями, рукава вшивные «ложные». Соединительные швы выполнены ручным способом. Элементы декора расположены симметрично по вертикальной оси. Обычно кафтан шила невеста перед свадьбой, надевала его по приезде в дом жениха и не снимала на протяжении всего свадебного пира. В подобном кафтане молодуха ходила в первые дни после свадьбы, в нем же она должна была выполнять некоторые работы, в частности, в первый раз выгонять корову. Носили такие кафтаны либо, накинув на плечи, либо надевали, продев руки в прорези рукавов, которые затыкали за пояс сзади. Считалось, чем длиннее ложные рукава, тем богаче невеста. На фото: Шорт дэрем — женская распашная одежда. Шерстяная домотканина, х/б ткань, кумач, тесьма, позумент, бисер, монет. Лоскутная аппликация. Конец XIX в. Казанская губ. Удмурты. Фонды РЭМ.
Головной убор — важнейшая художественная деталь удмуртского костюма. Выходя из дому, женщины надевали глубокую куполообразную шапочку, сплошь вышитую белым бисером и раковинами каури, серебряными монетами и их жестяными имитациями. С боковых сторон шапочки спускались декоративные подвески из бисера и цветных бус.
Немыслимы удмуртки в праздничном костюме без ювелирных украшений — бус, серёжек, браслетов, перстней. Со второй половины XIX века самым любимым украшением южных удмуртов становятся серебрённые мониста. Серебряные монеты нашивались на холщовую ткань, вплотную прилегая друг к другу. В результате получался сплошной серебряный каскад, окаймлённый разновеликими цепочками с нанизанными на них медными монетами. Верх такого нагрудного украшения был зашит бусами, облагороженными матовым цветом красно-коричневых кораллов. Нагрудное украшение играло роль талисмана-оберега, защищавшего от «дурного глаза».
Мужской костюм состоял из пестрядинных штанов и рубахи-косоворотки, подпоясанной тканым поясом, валяной шляпы, лаптей с онучами.

Национальная кухня. Рецепты
Основу питания удмуртов составляют растительные продукты в сочетании с животными. Активно включают они в свой рацион дикорастущие дары природы: грибы, ягоды, различные травы. Традиционные хлебные изделия: кислый подовый хлеб (нянь), кислые лепёшки с молочной подливой (зыретэн табань), блины с маслом и кашей (мильым), ватрушки из пресного теста с разнообразными начинками — мясной, грибной, капустной и т. д. Одно из любимых кушаний — пельмени мясные, капустные, картофельные, творожные и др.
Различные супы (шыд): с кислым тестом, лапшой, грибами, горохом, крупой и капустой; уха; щи из дикорастущей зелени. Популярны окрошки с хреном, редькой. Традиционны каши из разных круп, иногда вперемешку с горохом. Молочные кушанья: простокваша, ряженка, творог. Масло и сметана в прошлом были праздничной и ритуальной пищей, так же как и яйца. Сладкие кушанья — из мёда, конопляного семени. Наиболее характерные напитки: хлебный и свекольный квас (сюкась), пиво (сур), медовуха (мусур), самогон, ягодные морсы. Мясо употребляли в вяленом, печёном, но преимущественно в отварном виде. После забоя скота делали кровяную колбасу (виртырем), студень (куалекъясь).

Мясо жареное (Пыжем силь)
640 г баранины, 20 г  репчатого лука,  20 г  моркови,  40 г  топленого масла, 40 г сметаны, 20 г  уксуса, зелень, перец, соль.
Баранью корейку или окорок маринуют 4-6 часов, затем натирают солью, обжаривают на сковороде до образования румяной корочки, смазывают сметаной, добавляют пассированные коренья и ставят в жарочный шкаф. Готовое мясо нарезают порции и подают с гречневой кашей, солеными огурцами, посыпав укропом. 

Вареники с редькой
Мука 50 г,  редька 150 г,  ¼ яйца, масло сливочное 5 г, сметана 30 г, соль.
Натертую редьку заливают кипятком для удаления горечи. Затем массу отжимают, солят, смешивают с маслом и крутыми яйцами. Фарш кладут на раскатанные сочни, края защипывают и варят вареники до готовности. Подают со сметаной. 

Жукомильым (Блинчики с фаршем)
Мука пшеничная 40 г, 1/2 яйца, молоко 80 г, крупа гречневая или перловая 20 г, мясо гусиное 100 г, лук репчатый 20 г, масло сливочное 25 г, перец, соль.
Варят на гусином бульоне перловую или ячневую кашу и гороховое пюре. Кашу и пюре соединяют, добавляют мелко нарезанную отварную гусятину, пассированный лук, соль и перец. Затем выпекают блины, на середину каждого кладут фарш, края заворачивают. Подают, полив растопленным маслом.

Перепечи
Мука ржаная или пшеничная 30 г, 1/2 яйца, масло топленое 20 г, бульон или молоко 30 г, мясо 80 г, лук репчатый 20 г, перец, соль.
Из крутого пресного теста раскатывают круглые лепешки, диаметром 8-9 см, края лепешек загибают кверху. Изделия подпекают в жарочном шкафу, наполняют начинкой, снова ставят в жарочный шкаф, через 2-3 минуты смазывают топленым маслом и выпекают до готовности. Начинку готовят так: обжаренный слегка остывший мясной фарш из баранины или свинины с добавлением лука, соли, перца разводят омлетной массой, приготовленной из взбитого яйца с бульоном или молоком. Подают горячими.

Виртырем (колбаски)
Кровь 20 г , кишки 20 г , чеснок 3 г , крупа перловая (ячневая или гречневая) 15 г , сало 10 г , бульон 30 г , специи, соль.
В горячий бульон вводят свежую кровь, крупу, мелко нарезанное нутряное сало, чеснок, специи. Полученным фаршем неплотно начиняют подготовленные толстые кишки или желудок, открытые концы завязывают. Изделия отваривают в бульоне не менее часа, затем смазывают жиром и запекают в жарочном шкафу. В горячем виде подают как второе блюдо с гарниром. В холодном виде используется в качестве закуски.

Фольклор
Из фольклора удмуртами созданы мифы, легенды, сказки (волшебные, о животных, реалистические), загадки. Главное место занимает лирическое песенное творчество. Эпический жанр не развит.
Мелодия Небесной Росы
Удмуртская легенда
Жила когда-то в дремучем лесу старая мудрая Ель. Звали её Мудор-Куз — мать Леса. Говорят, с неё начинался Лес, а может быть, и сама Земля. Солнце отдыхало на её ветвях. Из-под её корней нарождался робкий родник, чтобы потом превратиться в могучую Белую Каму.
Издалека приходили люди, чтобы поклониться Мудор-Куз. Но однажды мачеха Солнца, Злая Молния, страшным огнём опалила Мудор-Куз. Ель умерла.
Но пришёл человек и оживил её. Он сделал из неё Гусли-Крезь и вложил в них свою человеческую душу. Так у людей появились Быдзым Крезь — Великие Гусли. Когда они звучали, Солнце приближалось к Земле, чтобы их послушать. Когда они пели «Инву Утчан Гур» — «Мелодию Небесной Росы», Небо плакало дождём.

Как землю сотворили
Миф о сотворении земли
Это было так давно, что даже никто не помнит, когда это было. Ни земли, ни людей на всём свете: только небо, вода и солнце. На небе жил хозяин неба Инмар. Само его имя состоит из слов «ин» и «мар». Всякий, кто научится понимать удмуртский язык, узнает в «ин» — небо, а в «мар» — что. То, что в небе, и есть Инмар.
А в воде жил хозяин воды Вукузё. Небо было чистое-чистое, как снег, белое-белое как берёза. Оно висело так близко к воде, что Инмар, не спускаясь, черпал воду золотым ковшом с длинной ручкой и поливал облака, чтоб они не высыхали от солнца. Заботы не ведал хозяин неба. И Вукузё никакой работы не знал, только и делал, что целыми днями сушил свою зелёную бороду: вешал конец бороды на облако, а сам ложился на воду и лежал себе, подрёмывая.
Хотя борода Вукузё была длиннее, Инмар считался у них старше, а потому хозяин воды должен был повиноваться ему. Так и жили они много веков по соседству. Один пас облака, другой — бороду сушил да воду время от времени мутил.
Однажды взгрустнулось Инмару, и пришло ему на ум переменить занятие. Он повесил ковш на любимое облако, которое всегда под рукой держал, снял бороду Вукузё с облака и велел тому нырнуть поглубже — достать земли со дна.
Не понравилось Вукузё, что Инмар помешал ему бороду досушить и на солнце погреться вволю, а перечить старшему не посмел. Послушаться — послушался, но обиду затаил. «Ишь, раз он Инмар агай (удмурт. — старший брат), то и понукает! — думал он, опускаясь на дно. — Достань ему земли да ещё до крупинки отдай. Ему — всё, а мне, выну (удмурт. — младший брат), — ничего?». Взял он две пригоршни со дна и, чтобы утаить от Инмара, часть земли положил за щеку и вынырнул.
Инмар бережно принял доставленную землю, положил на ладонь, разровнял, дождался, когда она подсохнет, а потом начал сдувать её во все четыре стороны. Упав на воду, согретая солнцем и дыханием Инмара, земля стала разбухать и расти-разрастаться. Её становилось все больше и больше, столько, что конца-краю не видать. Хотя и далеко видно было: земля-то получилась гладкая-гладкая, как сковорода, — ни гор, ни холмов, ни оврагов, ни болот.
Стала разбухать и та земля, что Вукузё припрятал за щекой. Росла, росла — вот-вот голову разнесёт. Так бы и вышло, наверное, не догадайся Вукузё плюнуть, что есть силы. И разлетелась та земля в разные стороны, упала на ровную землю Инмара горами да болотами, кочками да оврагами. Не схитри, не ослушайся Вукузё Инмара, земля досталась бы людям совершенно ровная — без возвышенностей и низин, без гор и болот.
Инмар, довольный совершением нечаянной задумки, даже не заметил перемены, что случилась с землёй из-за Вукузё. Он уже принялся за привычное занятие: стал перегонять облака с места на место. Только заметил, плохо они взбиваются, мало кучерявятся, пришло, знать время полить их водицей. Взял Инмар ковш с длинной ручкой, отогнал облака, чтоб не мешали черпать воду. Только тут и увидел, что сталось с землёй, только тут и понял, отчего облака стали мятые и рваные: горы царапали им брюхо, мяли и разрывали их. Чья это проделка, не надо было и угадывать: всего-то двое жили на свете. «Ну, бездельник, ну, лежебока! Погоди же!» — рассердился впервые Инмар. Оставил все дела и стал думать, как раз и навсегда проучить Вукузё, чтоб неповадно было самовольничать.

Удмурты — едва ли не один из самых поющих народов. Петь, по их убеждениям, умеют все, кто научился говорить. Совсем некудышного человека называли «паллян кырзaсь» — буквально, поющий влево. Удмурты даже устраивали песенные турниры.
О развитых традициях песенного творчества говорит их многоголосие.
Фольклористами зафиксированы свадебные песни. Свадьба не начиналась, пока тoро (распорядитель) не давал зачин особой свадебной мелодии, чтобы свадьба не сбилась, и — три дня и три ночи звучали песни. Так же были рекрутские и солдатские, лирические, озорные игровые и плясовые, сиротские и песни о несчастной доле, ныне забытые охотничьи и песни пчеловода, календарно-обрядовые, песни о гражданской и Великой отечественной войнах и колхозной жизни. С песнями встречали и провожали гостей, песнями обменивались как дорогими подарками.
В народе различается обрядовое и необрядовое пение, что нашло отражение и в терминологии: слова крезь, гур обозначают мелодию, напев, песню без слов. Она является составной частью обрядов семейных и календарных. У южных удмуртов известны песни под названием урам гур – уличная мелодия. Мадь – это песня со словами, исполнявшаяся повсеместно вне связи с обрядами. Это и современные песни.
В систему удмуртского фольклора вошло немало заимствованных мелодий (татарские, башкирские и русские песни).
На праздниках, вечерах (шудонпöл) молодежь развлекались танцами. В любой дом, где проходил пир, заходила группа молодежи и затевала пляски. Самый простой танец – хождение с танцевальными движениями по кругу (круген эктон) и парный перепляс (ваче эктон): партнеры становились друг против друга и плясали по очереди. Одновременно могли плясать несколько пар, становясь двумя шеренгами, друг против друга. Сначала плясала одна шеренга, потом другая, но движения людей в шеренге не зависели друг от друга. Были популярны фигурные танцы на основе кадрили: куинен эктон – танец втроем, ньылен, куатен, тямысэн эктон – вчетвером, вшестером, ввосьмером. Каждая фигура в этих танцах имела свое название и танцевалась под свою мелодию. Ширъян – танец медленный, спокойный, плавный, без притопов и других резких движений, танцевали только женщины. Женщины в танце как будто плыли, показывая свои наряды. Удмуртским пляскам характерна сдержанность, мягкость движений, руки опущены вниз или на талии, корпус малоподвижен. Круген и ваче эктон нередко исполнялись под плясовую песню даже без музыкального инструмента, «четверку», «шестерку» танцевали только под аккомпанемент какого-либо инструмента. Танцы вшестером и ввосьмером считались сложными, не все умели их воспроизводить. Теперь они забыты.

Язык и письменность
Удмуртский язык — язык удмуртов, живущих в Удмуртии, Башкортостане, Татарстане, Марий Эл, Пермском крае, Кировской и Свердловской областях. Число говорящих на удмуртском языке в России — 464 тыс. чел. (2002, перепись). Однако молодежь, особенно в городах, редко говорит на удмуртском, что может привести к исчезновению языка.
Язык относится к пермской ветви финно-угорских языков уральской семьи. Диалектологически подразделяется на северное, бесермянское (язык бесермян) и южное наречия. Выделяется также группа переходных от северного наречия к южному срединных говоров. Удмуртский язык отличается от других пермских языков ударением на последнем слоге слова, некоторыми особенностями морфологии глагола, наличием двух форм спряжения. В лексике удмуртского языка много татарских и русских заимствований. Письменность со 2-й половины XIX века на русской графической основе. Дореволюционная литература на удмуртском языке издавалась на разных диалектах. Современный литературный язык представляет собой синтез северного и южного наречий с учётом особенностей серединных говоров. В создании научной грамматики современного удмуртского языка значительную роль сыграл В. И. Алатырев, чьи теоретические разработки помогли решить многие практические вопросы, связанные с удмуртской графикой и орфографией.
С XVIII века исследователями для записей слов удмуртского языка использовались буквы кириллического и латинского алфавита, однако собственно удмуртская письменность всегда базировалась только на кириллице. Первые удмуртские книги увидели свет в 1847. С девяностых годов XIX века удмуртское письмо приобретает близкий к современному вид. В тридцатые годы XX века окончательно сформировался современный удмуртский алфавит, состоящий из 38 букв — 33 буквы русского алфавита, плюс ещё пять дополнительных букв Ж, З, И, О и Ч с диакритическим знаком (две точки над буквой): ӝ [ʤ], ӟ [ʣ́], ӥ [и], ӧ [e̮], ӵ [тш]

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё
Ж ж Ӝ ӝ З з Ӟ ӟ И и Ӥ ӥ Й й
К к Л л М м Н н О о Ӧ ӧ П п
Р р С с Т т У у Ф ф Х х Ц ц
Ч ч Ӵ ӵ Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь
Э э Ю ю Я я

Краткий разговорник
Салам! — Привет!
Кыче ужъёсты? — Как дела?
Выль арен! — С Новым годом!
Вождэс эн вае вал! — Извините, пожалуйста!
Бадзым тау! — Большое спасибо!
Зеч лу(э)! — До свидания!
Ческыт мед кошкоз! — Приятного аппетита!
Выль арен! — С Новым годом!
Бен — Да.
Уг — Нет.
Умой — Хорошо.