МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 
Мордва « ИННОВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды
Ремесла и промыслы
Традиционное жилище
Традиционная одежда
Национальная кухня. Рецепты
Фольклор
Язык и письменность

Мордва — экзоэтноним, относимый к двум родственным финно-угорским народам волжско-пермской подгруппы мокша и эрзя, проживающим в Российской Федерации. Каждый из двух упомянутых народов имеет присущие только ему антропологические особенности, свой литературный язык, а также свой отличный менталитет. До сих пор не доказано, что мокшане и эрзяне когда-либо представляли общий «мордовский народ». Основная территория проживания мокшан — бассейн реки Мокши, эрзян — бассейн реки Суры. Особыми этническими группами эрзян считаются шокша  и терюхане, мокшан — каратаи. Язык мокшан — мокшанский, язык эрзян — эрзянский, относящиеся к финно-волжской группе уральской семьи языков.
Предки мордвы — финно-угорские племена — населяли Волго-Окско-Сурское междуречье во второй половине 1-го тысячелетия до нашей эры. Этноним мордва (Mordens) впервые упомянут в VI веке. В процессе выделения эрзи и мокши (с VI—VII веков) большую роль сыграла территориальная обособленность древнемордовских племён Окско-Сурского междуречья и более южных, проживающих в верховьях рек Суры и Мокши.
На протяжении длительного времени мордва контактировала с тюркскими народами (волжско-камскими болгарами, татарами) и Древней Русью. Этнической консолидации способствовали рыночные отношения и возникновение раннегосударственных объединений в XI—XIII веках (видимо, летописная Пургасова волость и др.). Связи с русскими усилились после добровольного вхождения мордвы в состав Русского государства в конце XV века. К середине XVIII века мордва в основном была обращена в православие. Хотя мордва считается наиболее христианизированным народом Поволжья, она до сих пор сохранила в своих верованиях некоторые остатки язычества, часть из которых синкретизировалась с православием.
До начала XX века наряду с малой индивидуальной семьёй у мордвы существовала большая неразделённая семья из 3—4 поколений потомков по мужской линии. В советское время распространилась малая семья. Между родственными семьями сохраняются традиционно близкие отношения; они совместно отмечают семейные праздники, оказывают взаимопомощь при строительстве дома, уборке урожая и др. Многочисленны межэтнические браки.

Религия, верования, обычаи, традиции, обряды
Вплоть до начала XX века среди мордвы были широко распространены ранние формы религиозных воззрений, которые включали культ предков (почитание умерших сородичей появилось в период распада первобытных отношений и связано с патриархальной структурой общества) и веру в божеств, олицетворяющих различные природные явления. Эти божества представлялись как в человеческом, так и в зверином облике, а также в виде растений, полулюдей-полузверей, что являлось отголоском более древних тотемических анимистических воззрений. 
Мордва имела систему мифологических представлений о строении мира.
Спецификой мордовских верований является преобладание женских божеств. Такое положение объясняется тем, что эти верования возникли в эпоху материнского родового строя, для которого была характерна ведущая роль женщины в хозяйственной и общественной жизни.
Примерно с XIV века в среду мордвы стало проникать православие.
Основной составной частью духовной культуры мордвы являются народные обряды, объединяющие элементы устно-поэтического творчества, драматического, декоративно-прикладного искусства. Они подразделяются на сезонные, связанные с традиционными занятиями (земледелием, скотоводством, пчеловодством и др.), семейные (родильные, свадебные, похоронные и поминальные), церковные.
В обрядах мордвы постепенно произошло переплетение языческих и христианских элементов. Одним из важнейших событий жизни любого человека, его ближнего окружения, является создание семьи. Это событие сопровождалось разнообразными обрядами.
Свадебные обряды в основном были одинаковы у этнических и территориальных групп мордвы, хотя имеется ряд специфических обрядовых компонентов. Вплоть до начала ХХ века наряду с оформлением брака по полному свадебному обряду имели место брак умыканием и так называемые свадьбы «самохотки» или «самокрутки», когда молодые люди тайно от родителей или с их молчаливого согласия заключали брак между собой. Родители молодых шли на такой шаг, чтобы избежать больших расходов, требующихся на свадьбу.
Разнообразными обрядами сопровождалось появление ребёнка и его первые недели жизни. Основной их смысл заключался в стремлении обеспечить безопасность новорожденного и роженицы, приобщить нового члена семьи к правилам соответствующего бытового уклада.
Обряды детского цикла совершались обычно близкими родственниками ребёнка: матерью, бабушкой, крёстными родителями, а в первые дни его появления на свет — повитухой. Самыми опасными для здоровья матери и ребёнка считались предродовые и первые послеродовые месяцы, поэтому этот период был насыщен множеством охранительных обрядов, а также ограничений и запретов для роженицы.
Большая роль в борьбе с нечистой силой отводилась огню, воде, железным предметам, а также некоторым растениям. После рождения ребёнка проводились различные моления и обрядовые действия, которые должны были обеспечить новорождённому долгую, счастливую жизнь: выбор ребёнку имени, представление его членам родового коллектива, крещение. Отмечались и другие важные моменты в жизни детей: появление первого зуба, первые шаги ребёнка, первая стрижка волос и т.д. Для похоронных и поминальных обрядов мордвы характерно сочетание норм православия и дохристианских представлений о смерти и загробном существовании. Смерть представлялась переходом в иной мир, где люди трудились, заводили семью, веселились.
Судьба умершего, по представлениям мордвы, в загробном мире  зависела от выполнения над его телом необходимых обрядов. Неотъемлемой частью традиционной культуры мордвы были также обряды, связанные с её хозяйственной деятельностью. Основной их целью было достижение плодородия, оберега животных и людей от болезней и других неприятностей. Эти обряды приурочивались к определённым календарным срокам: зимнему и летнему солнцестоянию, началу или завершению каких-то полевых работ, первому выгону скота на пастбище, началу сбора мёда и т.п. В эти сроки, как правило, устраивались моления языческим божествам или позднее христианским святым. Им приносились жертвы. Поклонялись также и духам предков, выступавшим подателями плодородия.
Во время празднеств было много игровых моментов: ряжение, пляски и песни.
В ритуальных трапезах применялись различные символы плодородия: зерно, хлеб, обилие мучных блюд (блинов, лепёшек, пирогов).
Использовались и другие элементы: растительность, сельскохозяйственные орудия труда, первые плоды, которые жертвовались языческим богам, а впоследствии — христианским святым.
Мордва полагала, что их божества могли быть как добрыми, так и злыми. Чтобы привлечь к себе их благоволение, им приносились жертвы. В связи с этим возникли различные религиозно-магические церемонии, обряды, семейные и общественные моления — «озксы» (от слова «ознома» — молиться). По мере их усложнения постепенно выделялись избранные люди, исполнявшие роль жрецов: «возатя» — у мокши, «озатя» — у эрзи.
Значительную роль отводила мордва умершим предкам. Они считались покровителями своих сородичей. К ним обращались с молитвами во время различных бедствий: мора скота, болезней людей и т.п. До сих пор во многих мордовских селениях во время засухи старые люди ходят молиться на кладбище, прося предков содействовать им в этой беде. С ними «советовались» перед каждым важным делом: перед свадьбой, куплей или продажей дома, скота и т.п. Верили, что, разгневавшись, предки могли наслать болезни, неурожай и другие несчастья. Поэтому им, как и божествам, приносили жертвы, устраивали в их честь специальные поминальные дни.

 Ремесла и промыслы
Основным занятием мордвы издревле было земледелие. В первой половине I тысячелетия новой эры землю в основном обрабатывали мотыгами, а с середины I тысячелетия земледелие становится пашенным.На рубеже I и II тысячелетия применялись подсечно-огневая система земледелия. Она состояла в том, что вырубался участок леса под пашню, корни и ветви деревьев сжигались для удобрения земли. Участок эксплуатировался до тех пор, пока не переставал давать урожай. После этого его забрасывали и расчищали в лесу новый участок. Использовалось и переложное земледелие, когда участок земли засевали через год, давая земле отдохнуть. Мордва применяла и парово-зерновой метод земледелия: участок земли засевался через год попеременно то весной, то осенью, чтобы восстановить её плодородие.
К началу XIX века у мордвы распространилась трёхпольная система земледелия, при которой под паром оставалась не половина, а только треть пахотной земли. Остальные два участка засевали один весной, другой — осенью.
Основной формой крестьянского землевладения было общинное. Каждый год общинное поле делилось на наделы. Наделы давались только на мужскую душу вне зависимости от возраста. Кроме того, имела место и аренда земель у помещиков, государства и бедных однообщинников.
Основными возделываемыми культурами являлись рожь (розь), овёс (пинем), ячмень (шуж), горох (снав — у мокши, кснав — у эрзи), просо (сура — у мокши, суро — у эрзи), полба (виш). Из технических культур выращивали коноплю (канфь — у мокши, кансть — у эрзи) и лён (льяназ — у мокши, лияназ — у эрзи). В XIX веке появляются новые культуры: картофель, чечевица и мак.
Сев производился вручную. Наиболее распространёнными пахотными орудиями являлись соха и тяжёлый плуг — сабан. Для рыхления почвы использовались бороны (инзама — у мокши, изамо — у эрзи). Уборка урожая проводилась в основном серпами (тарваз), а также граблями (грабля), вилами (сянга — у мокши, сянго — у эрзи).
После жатвы хлеба обычно вязали в снопы, которые оставляли сохнуть на некоторое время, а затем укладывали в копны. Мололи хлеб на токах (тинголанга — у мокши, тинге — у эрзи), в основном цепами (таляма — у мокши, пивсэме — у эрзи). Иногда хлеб обмолачивали путём прогона скота или колотушками. Очищалось зерно лопатами (кайме — у мокши, койме — у эрзи) и с помощью решета (сифтема — у мокши, сувтеме — у эрзи).
Для размола зерна использовались ручные, водяные и ветряные мельницы. Муку хранили в деревянных амбарах или сараях. Хлеб ссыпали в лари, сусеки, большие бочки или мешки.
Кроме полеводства мордва издавна занималась огородничеством. Выращивали лук, чеснок, морковь, свёклу, капусту, огурцы, хмель. В XIX веке начинают выращивать помидоры и табак. Садоводство у мордвы было развито слабее, чем огородничество, в основном в пищу употреблялись дикорастущие ягоды и фрукты.
Важное место в хозяйстве мордвы занимало животноводство и птицеводство. Основным животным была лошадь (алаша — у мокши, лишме — у эрзи), которая в основном использовалась как тягловая сила — для пахоты, боронования, перевозки грузов и людей. Коров (тракс — у мокши, скал — у эрзи), овец (уча — у мокши, реве — у эрзи), свиней (тува — у мокши, туво — у эрзи) разводили главным образом для собственных нужд: получения мяса, молока, шерсти, шкур.
Птиц — кур, гусей, уток — держали для своих потребностей. Лишь яйца обменивались на соль, спички, мыло, украшения, материю у разъездных торговцев.
Древнейшим занятием мордвы было пчеловодство. В древности мордва широко занималась бортничеством, то есть сбором мёда и воска у диких пчёл. Продукты пчеловодства были важнейшими продуктами обмена и торговли. В XVI веке появляются колодные ульи, которые выдалбливались из обрубка дерева высотой около 1,5-2 метра. В средней части делался леток для пчёл, а сверху колода прикрывалась досками в виде двускатной крыши. Рамочные ульи, которые употребляются и сейчас, стали использоваться в конце XIX века.
Древними занятиями мордвы были охота и рыболовство. Охотились на пушных и мясных зверей и птиц. Вплоть до XVII века для охоты на пушных зверей использовали лук и стрелы. Кроме того пользовались ловушками, капканами, ловчими ямами, на медведя охотились с помощью рогатины. Есть свидетельства о существовании у мордвы соколиной охоты. В XIX веке среди охотников стали распространяться ружья. Для охоты специально держали  борзых или гончих собак. Рыболовством занимались в основном  жители приречных селений. Ловили рыбу крючками, острогами, использовали различные снасти в виде корзин. Весной, когда рыба шла на нерест, реку перегораживали специальным забором-заколом. Практиковался и подлёдный лов. 
У мордвы были распространены различные ремёсла и промыслы. В основном они были связаны с обработкой дерева, шерсти, растительного волокна. Из дерева изготовляли различные орудия труда, предметы домашнего обихода, утварь. Широко был распространён среди мордвы ткацкий промысел — выделывание холста и сукна из шерсти, конопли и льна. Значительное развитие получила также выделка овчин, валяние сукон, обуви.
В конце XIX века начинает развиваться портняжный промысел. Изготавливали, кроме верхней одежды, тёплые чулки, рукавицы, кушаки. Делали также обувь из кожи, липового лыка. К промыслам по обработке металлов относились кузнечное и слесарное дело. Мордовские кузнецы изготовляли сельскохозяйственные орудия труда, подковы, замки, гвозди, топоры, домашнюю утварь. Большое развитие имела также выгонка смолы и дегтя.
Важным подспорьем в хозяйстве мордвы являлись промыслы. До начала ХХ века в крестьянском быту сохранялось полунатуральное хозяйство. Одежда, большинство сельскохозяйственных орудий, посуда, мебель изготовлялись самими хозяевами. Домашние промыслы были тесно связаны с земледелием, поэтому многие работы выполнялись в свободное от основных сельскохозяйственных забот время, чаще всего зимой. Женщины пряли лён, посконь, шерсть, ткали холст и сукна как для собственных нужд, так и на продажу.
Изготовленные на дому ткани отдавали для крашения и валяния специальным ремесленникам. По набивке сукна и крашению холста специализировались целые деревни. Например, в Бугурусланском уезде этим ремеслом занимались в селе Старые Сосны. В Бузулукском уезде был развит кушачный промысел. В селе Черемшанская крепость занимались выделыванием кож на обувь и рукавицы. Много было среди мордвы и портных, которые шили верхнюю одежду. В центральных и северных уездах Самарской губернии отдельные мордовские сёла специализировались на изготовлении прялок, деревянных кувшинов. Занималась мордва и гончарным производством.
В Ставропольском уезде крестьяне некоторых мордовских сёл занимались смолокурением и приготовлением древесного угля. Особенно этот промысел был развит в селах Курумоч и Старая Бинарадка. Если смола сбывалась лишь в окрестных деревнях, то уголь продавали как в Самаре, так и в окрестных губерниях: Казанской и Симбирской. Мордовские сёла, расположенные близ городов, специализировались также на заготовке дров для топлива. В Бузулукском уезде многие мордовские крестьяне делали кирпич, а в Бугурусланском жгли известь.
Наряду с местными промыслами имели место и отхожие, то есть те, которыми люди занимались не в своих родных селениях, а в других местах. Но отхожие промыслы были развиты у самарской мордвы гораздо меньше, чем местные. Отхожие промыслы были связаны с земледелием: многие бедные крестьяне нанимались на различные полевые работы к богатым хозяевам и помещикам: в пахари, жнецы, косцы и т.п.
Ещё одним важным промыслом был извозный, когда крестьянин нанимался со своей лошадью перевозить какой-либо груз. Особенно этот промысел получил распространение во второй половине XIX века, когда стала развиваться торговля.  Был очень развит извоз хлеба, рыбы, соли.
Жители некоторых мордовских селений осенью отправлялись в соседние сёла для стрижки шерсти.
Надо отметить, что, в отличие от мордовского населения правобережных губерний, у самарской мордвы были слабо развиты деревообрабатывающие промыслы (бондарный, колёсный, изготовление повозок, рогож и т.п.), в южных уездах из-за отсутствия лесов их вообще не было. Лишь незначительное количество мордвы занималось обработкой железа.

В XVIII-XIX веках жилищем мордвы являлась так называемая курная изба, которая топилась «по-чёрному», то есть у печи не было трубы, поэтому дым шёл непосредственно в избу. При топке для выхода дыма открывали дверь или специальные маленькие дымовые окошки.
Жилище мордвы было двухраздельное и трёхраздельное. Первый тип дома был распространён чаще. Он состоял из жилой избы (куд — у мокши, кудо — у эрзи) и сеней (кудоньголь — у мокши, кудыкелькс — у эрзи). Если изба стояла перпендикулярно улице, то сени располагались за избой. Если изба стояла параллельно улице, то сени располагались в одну линию с домом. Трёхраздельный дом дополнялся горницей, которая использовалась зимой как место хранения различных хозяйственных вещей и только летом служила спальней.
Жилище обычно было деревянным. Срубы были невысокие — до 13 венцов. Кроме срубных построек у самарской мордвы было много домов из самана, своеобразных кирпичей, изготовленных из глины, смешанной с соломой. Распространение подобного жилья было вызвано как нехваткой дерева для постройки, так и влиянием выходцев из южных районов России, где такое жилье было очень распространено.
На домах самарской мордвы почти нет резьбы, которая была очень характерна для мордовского населения правобережных районов Волги.
Внутренняя планировка была обычно среднерусской: печь стояла в одном из углов при входе. У мокши встречалась и южнорусская планировка, при которой печь стояла в дальнем углу избы. Для эрзянских, а часто мокшанских, изб были характерны полати над дверью. У мокши встречался кершпель — дощатый настил перед печью высотой 25-30 сантиметров от пола. Но он встречался гораздо реже, чем у мокшанского населения коренной территории проживания.
Сени, которые примыкали непосредственно к жилой избе, в конце XIX — начале ХХ века были в основном тесовые, реже — рубленые, встречались и плетневые сени с земляным полом.
Двор (пирьф — у мокши, кардаз — у эрзи) непосредственно примыкал к дому и имел форму прямоугольника или квадрата. Широко были распространены открытые дворы. Лишь в степных районах, где часты были ветры и зимние бури, дворы были закрытыми и стояли в один ряд с домом, обычно сзади.
В комплекс хозяйственных помещений входили помещения для скота, хранения инвентаря и домашнего имущества, постройки для обмолота и сушки хлеба. Бани обычно ставились на берегу водоёма. А на улице, напротив окон, устраивали подвалы полуземляночного типа. В них хранили на случай пожара ценное имущество: зерно, одежду и т.п.
В настоящее время традиционное жилище и хозяйственные постройки самарской мордвы претерпели значительные изменения. В основном стараются строить дома из дерева или кирпича, их возводят на каменном фундаменте. Стены штукатурят как внутри, так и снаружи или обшивают тёсом. Увеличились размеры окон и возросло их число. Значительно улучшилось украшение жилищ резьбой. Ею украшают фронтоны, наличники. Преобладает накладная резьба, встречается и скульптурная. Внутренняя планировка стала нетрадиционной: печь и стол потеряли своё устойчивое положение.

Традиционная одежда
Традиционный мордовский костюм, особенно женский, сохранял свои особенности до 20-З0-х годов XX века. А у некоторых групп мордвы он и сейчас функционирует во время обрядов и праздников. Комплекс одежды включал нательную и верхнюю лёгкую одежду, набор тёплой межсезонной и зимней одежды. В костюм входили различные съёмные детали и украшения.
Общими деталями предстают своеобразные украшения из металла, монет, бисера и раковин, плетёная из лыка обувь, сапоги со сборами, а также обычай обёртывать ноги онучами, чтобы они были ровными и толстыми.
Основными частями мужского костюма у мокши и эрзи были рубаха (панар) и штаны (понскт). Их шили из домотканого холста.
В Рубахи носили навыпуск и подпоясывали самотканым узким пояском или ремнём. Летом мужчины носили распашную одежду из холста наподобие халата. Весной и осенью надевали сумань, представляющий пальто из сукна чёрного или коричневого цвета. Его шили в талию, сзади на спине располагались сборки на уровне талии.
Мужскими головными уборами были валяные шапки белого и чёрного цветов, большей частью высокие с небольшими полями. Летом для работы в поле надевали холщовый колпак. Зимой носили шапки-ушанки и малахаи, которые сверху покрывали сукном. С конца XIX века в обиход мордвы входит фабричный картуз, который вытеснил валяные шапки.
Основной нательной одеждой женщин была рубаха туникообразного покроя. Эрзянская рубаха (панар, паля, покай) сшивалась из двух полотнищ холста, перегнутых поперёк. Она имела четыре шва посередине груди и спины, два по бокам. Рукава были прямые, их длина равнялась ширине холста. Воротника не было, вырез на груди имел треугольную форму, его глубина колебалась от 20 до 30 сантиметров. Края выреза скреплялись кольцевой застёжкой — сюлгамо. Внизу передние полотнища для удобства при ходьбе и работе не зашивались до конца на 12-15 сантиметров.
Главным украшением рубахи была вышивка, очень плотная. Она окаймляла ворот рубахи, рукава, подол, располагалась широкой полосой по переднему шву и продольными полосами по спине и груди. В праздники поверх нижней рубахи девушки и молодые женщины надевали богато вышитую рубаху покай.
Рубаха мокши (панар, щам) несколько отличалась от эрзянской. Она шилась из трёх полотнищ холста: перед и спинку составляло полотнище, перегнутое поперёк, а бока делались из двух более коротких полотнищ. Рукава пришивались к центральному холсту, были прямыми и достигали кистей рук. Грудной вырез имел овальную форму. Спереди на подоле делали разрез длиной 12 сантиметров.
Рубаху богато вышивали, расположение вышивки в основном соответствовало эрзянской рубахе, но здесь не было широкой передней полосы, зато имелась вышивка на лопатках. Мокшанки носили рубаху с большой пазухой (пов). Мокшанская рубаха значительно короче эрзянской: она лишь немного прикрывала колени. Под рубаху мокшанки надевали штаны длиной до щиколоток. Шились штаны из белого холста и оторачивались внизу кумачом или красной тканой полоской.
В ХХ веке у мокши появилось платье, которое шилось из фабричных тканей. Это платье было на кокетке, к подолу пришивалась оборка шириной 20-30 сантиметров. Рукава были длинные с обшлагами, присборенные на плечах. Шейный вырез был круглый, иногда делался невысокий стоячий воротник. Прямой разрез на груди или спине застегивали на пуговицы. Это платье вначале надевали на нижнюю холщовую рубаху, а затем стали носить и без неё.
К концу XIX века в традиционный костюм мордовок вошёл передник (запон, сапоня — у мокши, запон, икельга паця — у эрзи). Его носили как в обычные, так и праздничные дни. По форме и покрою они подразделялись на три группы: без нагрудника, с нагрудником и закрытый передник с рукавами. Их шили из холста, фабричных тканей, причём часто разных цветов. Украшались передники вышивкой, полосками цветной материи, лентами, кружевом и т.д.
Безрукавки носили поверх рубахи и мокшанки, и эрзянки. Их шили из фабричной ткани чёрного цвета, длиной несколько выше колен. Покрой был в талию с большим количеством оборок сзади. Шейный вырез был круглым, его оторачивали кумачом. У эрзи Теньгушевского района безрукавка называлась шубейкой. Её шили из красного или синего сатина, кашемира или атласа. Подол, проймы, воротник и полы оторачивались мехом сурка и украшались потоками разноцветной материи, лентами, пуговицами и блёстками.
Верхняя распашная одежда из холста (паньжат, мушкас — у мокши, руця, импанар — у эрзи). Шили её из тонкого, хорошо отбелённого холста. Покрой соответствовал покрою мокшанской или эрзянской рубахи, но переднее полотнище было разрезано посередине. Украшалась она, как и рубаха, вышивкой, бранным тканьём, разноцветными полосками материала. У эрзи руця использовалась в основном в качестве торжественной и праздничной одежды взрослых девушек и замужних женщин. У мокши мушкас использовался и в качестве рабочей одежды.
Верхняя тёплая одежда и по названию, и по покрою была схожа с мужской. Весной и осенью женщины носили сшитые из сукна сумани. Их шили как прямыми, так и отрезными по талии со вставными клиньями сзади и на боках. Зимой надевали шубу из жёлтых овчин, иногда их покрывали сукном.
Как и у других народов, у мордвы различались головные уборы девушек и молодых женщин. У девушек самым распространённым видом головного убора была налобная повязка в виде обруча из луба или картона, обтянутая тканью и украшенная вышивкой, бисером, позументом (ашкоркс, пурдавкс — у мокши, паця коня, пря сюкс — у эрзи). Налобная повязка могла быть и мягкой. У теньгушевской эрзи в праздники взрослые девушки носили специальную шапочку — пехтим. Её очелье было украшено бумажными цветами, бубенчиками, бахромой из бисера. У мордвы-терюхан был распространён венец-шапочка из монет и раковин-каури.
Головные уборы замужних женщин — их существовало несколько видов — должны были полностью скрывать волосы. Высокие головные уборы на твёрдой основе конической, прямоугольной и твёрдой формы — панго, были распространены в основном у эрзи. Основа из луба обтягивалась красным материалом и украшалась вышивкой, бисером и медными цепочками. На шею сзади спускалась небольшая вышитая лопасть.
Сложные головные уборы типа сороки бытовали на всей территории расселения мордвы. Сорока представляла собой чепец из холста. Её украшали вышивкой, бисером, позументом. Под сороку надевали чехлик или волосник. Этот головной убор в форме колпака или чепца служил как бы подкладкой верхнего головного убора, но пожилые женщины носили их самостоятельно, покрывая сверху платком. У мокши бытовали мягкие головные уборы типа полотенца или покрывала с вышитыми концами. Терюханки носили венец, но, в отличие от девичьего головного убора, он был закрыт сверху. С венцом женщины надевали плетни, длинные полоски холста или кожи с нашитыми серебряными монетами, они спускались на грудь спереди.
Для традиционного женского костюма мордвы характерны многочисленные украшения. В качестве височных подвесок мордовки носили различные подвески из монет, бисера, раковин и пуха, которые прикреплялись к головному убору. Из налобных украшений были распространена бахрома из перьев селезня, пришитая к тесьме или узкой полоске холста. Употреблялись также узкие полоски материи с нашитыми на них бусами, пуговицами, бисером или просто вышитые.
Девушки носили накосники из разноцветного бисера, шёлка, раковин. Наушными украшениями были серьги (пилькст — у мокши, пилекст — у эрзи) и специальные наушники, которые представляли собой кружки из картона или бересты, обтянутые материей. На них нашивались цветы из материи, бусы, а также бисер.
Специфическим украшением мордовок была нагрудная застёжка (сюлгам — у мокши, сюлгамо — у эрзи). Они были двух видов: овал с незамкнутыми концами и подвижным стержнем, характерный для эрзи, и трапециевидной формы у мокши.
Разнообразными были нагрудные украшения. Они представлены бусами (крганят — у мокши, эрьгть — у эрзи), ожерельями (колодка, камышка — у эрзи). У мокши было множество вариантов бисерных воротников и нагрудных сеток (цифкс, комбоне), чересплечных украшений (кичкор, крескал), состоящих обычно из двух полос ткани или кожи с нашитыми на них цепочками, пуговицами, стеклярусом и т.п. Они надевались на плечи крест накрест. Чересплечное украшение (ожа нучка) имелось и у теньгушевской эрзи. Наручные украшения представлены браслетами (кятькст — у мокши, кетькст — у эрзи) и перстнями (суркст).
Специфическое поясное украшение эрзянок — набедренники (пулай, пулакш, пулокаркс). Они были двух видов: с валиком и без валика. Основу набедренников составляет прямоугольный кусок холста с зашитым в середину картоном или войлоком. Лицевая сторона пулая украшалась вышивкой, ниже которой нашивались ряды цветного бисера, пуговиц, позумента. Далее почти до колен шла бахрома из шерсти, как правило, чёрной, но на праздничных пулаях она могла быть красной или зелёной. Шерсть дополнялась медными цепочками, а по бокам прикреплялись кисти из бисера.
У теньгушевской эрзи поясное украшение (цекс сыр гаркс) состояло из полукруглой выстеганной подушечки с утолщением в части, прилегающей к пояснице. Лицевая сторона её украшалась вышивкой, раковинами, монетами и бисером.
У некоторых групп эрзи Пензенской и Саратовской областей поясное украшение имело вид пояса с подвесками и кистями (мукороцек) или полосками ткани (лапкат). Поясными украшениями были также полотенца, которые затыкали за пояс (кеска руцят — у мокши, бока пацят — у эрзи).
Поясными украшениями мокшанок были разнообразные подвески. Их носили парами. Основу подвесок составлял металлический каркас из нескольких рядов медной проволоки или узкий плетеный поясок. На них прикреплялись бубенчики, жетоны, раковины, на концах, как правило, была бахрома из шёлковых ниток.
Традиционной обувью мордвы были лапти (карьхть — у мокши, карть — у эрзи) из липового или вязового лыка. Для мордовских лаптей характерно косое плетение, трапециевидной формы головка, низкие борта. Из более широких лык плели ступни, которые служили для работы во дворе или около дома. Праздничным видом обуви были кожаные сапоги со сборами и острыми носками (кемот — у мокши, кемть — у эрзи). Их шили из коровьей или телячьей сыромятной кожи. Сапоги имели массивный задник. Зимой носили серые и чёрные, иногда белые валенки. Ноги обёртывали портянками, их было две пары: нижние (алдонь пракста — у мокши, пильгалга — у эрзи), которыми обёртывали ступни. Верхними портянками (ланга пракста — у мокши, верьга пракста — эрзи) оборачивали икры.
В холодное время года поверх портянок носили белые или чёрные онучи (сумань пракстат) из сукна. У теньгушевской эрзи и терюхан женщины носили более узкие, чем портянки, обмотки. По праздникам мокшанки носили обмотки красного цвета с жёлтыми, зелёными и чёрными полосами.
Чулки вошли в быт мордвы довольно поздно, их вязали иглой или крючком. Мокшанки носили полосатые наколенники (цюлкат), позднее их узор стал геометрическим.

Национальная кухня. Рецепты
Основу питания мордвы, как и других земледельческих народов, составляли продукты земледелия. Хлеб (кши) выпекался преимущественно из ржаной, пшеничной, реже — ячменной и овсяной муки. Пекли его из кислого теста на закваске. Тесто раскладывали в формы или просто клали на капустные или другие листья.
По праздникам готовили лепёшки из сдобного теста, замешанного на сметане, масле, яйцах (копша — у мокши, сюкорот — у эрзи). Кроме этого пекли пироги с разнообразной начинкой (перякат — у мокши, прякат — у эрзи): овощной, мясной, ягодной, из каш, картошки и т.п. Блины (пачат — у мокши, пачалксеть — у эрзи) делали довольно толстыми из пшеничной, пшённой, гречневой, гороховой муки. Их ели с молоком, маслом, мёдом.
Распространённым блюдом из пресного теста была салма: крутое тесто раскатывали полосками, затем отрезали кусочки и бросали в кипящий бульон.
Повседневным и обрядовым блюдом были разнообразные каши. Их варили на молоке, воде, заправляли коровьим или растительным маслом. Из ржаной муки готовили кулагу: муку разводили водой и ставили в печь томиться, для улучшения вкуса в неё добавляли ягоды.
Из молочных продуктов были популярны коровье и козье молоко, которое пили в сыром виде, использовали для приготовления первых блюд, мучных изделий, каш. В большом количестве употребляли кислое молоко (шапама лофца — у мокши, чапамо ловцо — у эрзи). Мясо употреблялось для приготовления супов (шонгарям — у мокши, ям — у эрзи). Его тушили с картофелем, капустой, а также заготавливали впрок: солили, сушили, коптили.
Рыбу употребляли варёной, жареной, готовили из неё уху. Также было распространено соление, сушение, вяление рыбы.
Мёд употребляли в основном при приготовлении обрядовых и праздничных блюд. Его использовали и как лекарственное средство. Из продуктов пчеловодства готовили различные напитки: медовую брагу, хмельное пиво — пуре.

Селянка
Печень 70 г, сердце 100 г, легкие 90 г, мясо 100 г, лук репчатый 30 г, морковь 10 г, соль.
Нарезанные кубиками субпродукты и мясо кладут в порционный горшок, добавляют репчатый лук, морковь и соль и тушат до готовности. Отдельно подают маринованные огурцы.  

Тувонь сывель максо марто (Печень, жаренная со свининой)
Свинина 45 г, печень 35 г, лук репчатый 20 г, жир 5 г, гарнир 150 г, перец, соль.
Свинину и печень нарезают брусочками и обжаривают до готовности. Репчатый лук очищают от шелухи, мелко шинкуют и слегка пассируют. После этого мясные продукты заправляют пассированным луком, солью и перцем. Подают с жареным луком.  

Щи из свежей капусты с курицей
Капуста свежая 125 г, картофель 80г, лук репчатый 25 г, морковь 25 г, масло сливочное 10 г, курица 50 г, чеснок — 2 дольки, соль.
В кипящий куриный бульон кладут нашинкованную капусту и картофель, нарезанный дольками, и варят до готовности. В конце варки щи заправляют пассированным луком и морковью и солят. При подаче в тарелку кладут кусок курицы. Отдельно подают дольку чеснока.

Фольклор
Мордовские народные праздники приурочены к земледельческому календарю. Торжественным и многолюдным был летний праздник вельозкс, посвящённый покровительнице села (Вель-ава). В наши дни отмечается праздник отдалённого или малого села, а в некоторых местах — праздник традиционной мордовской кухни.
В фольклоре развита обрядовая поэзия: календарная и семейная (причитания невесты, «корильные» и величальные песни на свадьбе); песни — семейно-бытовые, эпические (о Литове — девушке, похищенной богом, о Тюште, культурном герое и вожде, заступнике народа), исторические; сказки о богатырях, дохристианских божествах, животных. Бытуют лирические протяжные песни, частушки, пословицы, поговорки.
Мифы двух групп мордвы — эрзи и мокши — в целом близки. По-разному именуются некоторые боги и герои. Так, у мокши верховный бог-творец носит имя Шкай («Творец»), Шкай-пас, Шкабаваз (пас или паз — «бог»), Вярдя-Шкай.
У эрзи он именуется родственным именем Нишке (от ни — «великий» и шке — «творец»), Чи-паз или Чам-паз («Высший бог»).
Один из мифологических персонажей — Тюштя. Он считался главой племен мокши и эрзи. В ранних фольклорных сюжетах Тюштя — положительный образ, в поздних — отрицательный. Он наделен магической силой. На лбу у него солнце, на затылке — светлый месяц, на концах волос — светящиеся звездочки. Тюштя красив, нарядно одет, строен. В других мифологических произведениях Тюштя сидит на белом коне, его помощники — вещий ворон с железным клювом, три ласточки, пчелиная матка, конь. Позднее этот образ из мифов перекочевал в эпические песни, сказки, в которых он предстает как руководитель, жрец и в то же время пахарь, воин.

Как Бог и Шайтан творили мир
(миф о творении мира)
Когда на свете не было ничего, кроме воды, Чам-паз плыл на камне по океану. Он размышлял о том, как ему сотворить мир, чтобы им управлять. Бог посетовал, что нет у него ни брата, ни товарища, с которым он мог бы посоветоваться о деле творения, и с досады плюнул в море. Тут он увидел, что слюна превратилась в какой-то бугор, плывущий за ним.
Бог ударил бугор волшебным жезлом, чтобы уничтожить его, но оттуда выскочил Шайтан. Он и напросился к Богу в братья и товарищи. Чам-паз обрадовался нежданному товарищу и, хотя и отказался признать в нём брата, стал спрашивать Шайтана, как достать землю. Тот не знал, как поступить, мудрый же Чам-паз велел ему нырять на дно океана и достать песку, да при этом помянуть его — божье — имя.
Шайтан дважды нырял на дно, но вместо имени Чам-паза произносил своё, поэтому песок его обжигал. На третий раз бог пригрозил Шайтану, что если он не помянет божьего имени, песок сожжёт его совсем. Испуганный Шайтан набрал в рот песку и вынырнул, да отдал Чам-пазу не весь песок, желая сотворить собственную землю.
Между тем, бог стал посыпать песком море, и земля стала разрастаться на водах. Стала расти и утаённая земля во рту у Шайтана, да так, что голова его раздулась в огромную гору, а сам неудачливый творец завопил от боли.
Пришлось Чам-пазу ударить Шайтана жезлом по голове, чтобы тот смог выплюнуть песок и исцелиться. Этот песок с такой силой низвергнулся на ещё нетвёрдую землю, что в ней появились ямы и овраги, а выплюнутый песок взял да и обратился в холмы и горы.
Шайтан принялся вредить богу во всех делах творения, и Чам-пазу пришлось всё исправлять. На чистый небосвод Шайтан напустил тёмные тучи, но бог вложил в них плодородный дождь. На гладкую поверхность вод Шайтан выпустил ветры, но бог построил лодку, сшил парус — так люди научились судостроению. В горы бог поместил драгоценные металлы и камни, а из накиданных Шайтаном камней научил людей делать мельничные жернова. Овраги он наполнил водой, и оттуда потекли речки.
Чам-паз засадил землю прекрасными деревьями, но Шайтан создал бурю и повалил их. Расчищенные от деревьев места бог превратил в пашни и луга, научив людей землепашеству и сенокошению. Наконец, Чам-паз проклял Шайтана за злобу и гордыню и навсегда заточил его под дно морское, чтобы он вечно мучился там от пламени.
Затем Чам-паз создал себе истинную помощницу — богиню плодородия Анге-патяй.
Согласно преданиям мокши, Шкай, также лишившийся помощника, создал некоего Солтана (Султана), почитаемого на земле как Султан-Керемет, по другим мифам — богиню плодородия Нороваву. Однажды она не поспела вовремя на небо, потому что раздавала хлеб голодным. Дело было в пятницу, и Шкай чуть не поднял её за это на солнце в своё жилище. Женщина спаслась только благодаря тому, что бог пожалел её детей.

Язык и письменность
Мордва говорит на двух близкородственных языках — мокшанском и эрзянском. Они относятся к финно-угорской языковой семье.
В настоящее время мордовские языки различаются по ряду моментов, но они имеют частный характер по сравнению с общей массой близких элементов.
В мордовских языках прослеживаются заимствования из других языков, относящиеся к разным историческим эпохам. Самыми древними являются слова иранского происхождения, например азор — «хозяин», кшни — «железо» и прочие. Имеются слова литовского происхождения: кардаз — «двор», пеель — «нож» и т.д.
Довольно значительное место в мордовских языках занимают заимствования из тюркских языков: булгарского (синдемс — «сломать», сере — «медь»), чувашского (ака — «старшая сестра», ила — «обряд»). Но первое место из тюркских заимствований в мокшанском и эрзянском языках занимают татарские слова. Причём больше их в мокшанском языке, видимо, потому что мокшане чаще соприкасались с татарами. Одни татарские слова можно найти в обоих мордовских языках: айгор — «жеребец», сокор — «слепой» и т.д. Другие слова обнаруживаются только в мокшанском языке: такор — «гладкий», шра — «стол» и др. И наоборот, некоторые татарские заимствования обнаруживаются лишь в эрзянском языке: уця — «хребет», берянь — «плохой» и т.д.
Значительное место в мордовских языках занимают слова, перешедшие из русского языка. Заимствованной является общественно-политическая лексика, военная, мещанская терминология, такие слова, как дипломат, председатель, сестра, танк и др. Встречается большое количество и обиходных русских слов: пуль — «пыль», весела — «весёлый», туця — «туча» и др.
Современная мордовская письменность создана на базе русского алфавита. Началом её возникновения считается середина XVIII века, когда стали переводить на мокшанский и эрзянский языки христианскую литературу.
Были созданы словари, включающие мордовский материал. Наиболее крупными из них являются «Словарь языков разных народов» епископа И. Дамаскина, включающий более 11 тысяч мордовских слов, и «Сравнительный словарь всех языков и наречий, собранный десницею высочайшей особы», изданный в 1789 году в Петербурге и содержащий около 600 эрзянских и мокшанских слов

 По-мокшански:
Няемозонк! — До свидания!
Сюкпря! Сюконян пек! — Спасибо!
Шумбраши! — Добрый день!
Простиндамасть! — Извините!
Тинь мокшекс корхтатада? — Вы говорите по-мокшански?
Да — Да.
Аш — Нет.
Лацкас ярхцамс! — Приятного аппетита!
Од киза мархта! — С Новым годом!

По-эрзянски:
Вастомазонок! Неемазонок! — До свидания!
Сюкпря! Сюконян пек! — Спасибо!
Шумбрачи! — Добрый день!
Простямизь! Илямизь чумондо! — Извините!
Тынь кортатадо эрзякс? — Вы говорите по-эрзянски?
Да — Да.
Аволь — Нет.
Вадрясто ярсамс! — Приятного аппетита!
Одие марто! — С Новым годом!